WWW.INFO.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Интернет документы
 

«Ключевые слова: интеллектуальная собственность, результаты интеллектуальной деятельности, военно-техническое сотрудничество. Drobyshev M., The post-graduate of the Civil Law ...»

Дробышев М.Г., аспирант кафедры гражданского права Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации, drobyshev.mg@mail.ruИнтеллектуальная собственность в сфере военно-технического сотрудничества: проблемы и механизмы защиты

Автором рассматриваются проблемы в области правовой охраны интеллектуальной собственности в области военно-технического сотрудничества и их последствия. Дается обзор причин возникновения подобного явления, мер, принимаемых в данной области органами законодательной и исполнительной власти Российской Федерации, предлагается комплекс мер для постепенной ликвидации проблем и временного снижения негативного эффекта.

Ключевые слова: интеллектуальная собственность, результаты интеллектуальной деятельности, военно-техническое сотрудничество.

Drobyshev M., The post-graduate of the Civil Law Chair Of the Russian Law Academy of the Ministry of Justice of the Russian Federation, drobyshev.mg@mail.ruIntellectual property in the area of military-technical cooperation: problems and defensive mechanisms

In this article author considers problems in the sphere of intellectual property protection in the aspect of military-technical cooperation and the consequences should arise. Author gives an overview of the roots of such type of problems, measures, taken by the legislative and administrative organs of Russian Federation, offers some suggestions on how to liquidate these problems and get rid of negative impact.

Key words: intellectual property, results of intellectual activity, military-technical cooperation.

Российские бренды в области военной промышленности были и остаются одними из наиболее известных на мировом рынке. На заседании Комиссии по вопросам военно-технического сотрудничества с иностранными государствами 17 октября 2012 года Президент России В.В. Путин заявил, что по объему экспорта вооружений Россия устойчиво занимает второе место в мире. В дальнейшем, подчеркнул Президент, «военно-техническое сотрудничество… может и должно выйти на качественно новый уровень». Однако при этом было отдельно обращено внимание на то, что «…интеллектуальные права российских производителей, признанные мировые, по сути дела, российские бренды должны быть в полной мере защищены от незаконного копирования».

Это уже не первое подобное заявление со стороны Президента. Ранее на заседании Комиссии 4 ноября 2003 г. В.В. Путин отметил, что "разработки наших учёных и конструкторов во многих случаях становятся основой для производства за рубежом продукции, которая направляется на рынки третьих стран, где составляет нам конкуренцию." В этой связи Президент РФ крайне важной назвал задачу формирования "единой стратегии защиты интеллектуальной собственности России в сфере военно-технического сотрудничества", которая обеспечит четкое правовое регулирование экспорта российских технологий, готовой продукции военного назначения, а также совместных разработок. Таким образом, проблема с защитой интеллектуальной собственности в сфере военных разработок является системной и находится в поле внимания Президента уже далеко не первый год.

Президент вполне обоснованно беспокоится о защите отечественных разработках во внешнетороговых отношениях в области производства и продажи военных технологий. Российского оружия в мире много, оно широко известно и хорошо продается – но едва ли российского оружия в мире столько, сколько Россия действительно производит: скорее, его намного больше. Довольно части грешат воровством российских военных разработок китайские партнеры.

К примеру, между Россией и Китаем был заключен договор о поставке самолетов Су-27СК; с 1992 года Россия поставила Китаю 76 самолетов, в 1995 году продала лицензию на производство еще 200 самолетов. С 1996 года в Китае их строили уже под названием J11 с использованием российских компонентов. К 2003 году Россия поставила 95 комплектов для J11, но потом Китай расторг соглашение; официально китайская сторона объяснила свою позицию недостатками в боевых возможностях самолета. Однако, освоив технологию выпуска, Китай наладил производство собственных аналогов с расчетом на продажу странам третьего мира по более низким ценам, чем отечественные прототипы. Российские эксперты ожидали, что китайцам потребуется не менее 10 лет, чтобы разработать собственный двигатель. Но уже в 2007 году Китай продемонстрировал первые прототипы модели J11B — почти полную модернизированную копию Су-27СМК. Причем это далеко не единственный подобный пример. Китайцы сотрудничали с российской корпорацией "Фазотрон-НИИР": приобрели несколько радаров для истребителей, а потом быстро появились копии. На китайском ракетном фрегате проекта 054А установлена поисковая радиолокационная станция, практически копирующая российскую "Фрегат-М2ЕМ", которую Россия некогда поставляла в Китай. Китайская 155-мм самоходная гаубица PLZ05 скопирована с российской 2С19М1. Реактивная система залпового огня "Смерч" выпускается без всяких лицензионных соглашений в Китае под названием А-100. Сами же китайцы, когда при них заходит речь о воровстве российских разработок, часто не очень-то и смущаются, отвечая: Китай тратит немалые деньги на закупку российского оружия, так что ничего страшного, если кое-что позаимствовать в качестве бесплатного «бонуса».

С подобными ситуациями российскому производителю приходится сталкиваться и на военных выставках – и далеко не только со стороны Китая. К примеру, на Africa Aerospace and Defense-2006 зенитные ракетные комплексы ЗУ-23-2КG, представленные Польшей, являлись полной копией российских ЗУ-23: единственное отличие – в названии. Модернизировали поляки и нашу боевую машину пехоты БМП-1 под другой боевой модуль – то есть верхняя часть машины, где расположено оружие и система управления огнем, разработана поляками, а ходовая часть – российская; разумеется, безо всяких указаний на отечественное авторство. Когда-то Советский Союз действительно выдавал Польше лицензию на производство БМП-1, но ее срок действия давно прошел. Подобная ситуация характера для всех стран постсоветского пространства: причина - более двух тысяч лицензий, предоставленных вместе с соответствующей технической документацией бывшим СССР преимущественно странам Восточной Европы для производства образцов вооружения и военной техники, которые после 1991 года начали на их основании производить и продавать в мировом масштабе вооружение без какой-либо выплаты лицензионных отчислений. В результате, к примеру, 9 из 10 автоматов Калашникова на мировом рынке – контрафакт. Крадут российскую интеллектуальную собственность не только китайцы и бывшие страны социалистического лагеря. Например, канадская фирма "Ньюкон" на той же выставке продемонстрировала оружейный прицел с прибором ночного видения, который полностью совпадает с российскими разработками. Вписали канадцы лишь свою маркировку.

Зачастую у контрафакта характеристики указаны выше, чем у российской разработки, хотя на деле это далеко не так, что, безусловно, подрывает авторитет российских оружейных брендов, под именем которых продаются подделки. Ни одна из копий, разумеется, не дотягивает до оригинала. Был случай, когда нелегально модернизированная одной из европейских фирм БПМ затонула во время испытаний. В скопированном танке разорвался снаряд, экипаж погиб. Попытались подделать самолет МиГ-25: внешне машина походила на российскую, но летала несколько хуже, чем оригинал. И создатели подделки вынуждены были обратиться за помощью к российским разработчикам.

Из-за воровства интеллектуальной собственности хотя бы по одному оружию системы Калашникова Россия теряет ежегодно до 2 млрд долл. Судиться с правонарушителями сложно, поскольку международно-правовые механизмы защиты далеко не всегда эффективны, да и недешевы – порой дороже упущенной выгоды. Тем не менее, положительные тенденции есть: некоторые страны все же отказываются от прямой демонстрации разработок, которые нарушают исключительные права российских оружейных производителей. Российская сторона ведет себя по отношению к копировщикам весьма корректно, иногда даже предлагают сотрудничать на законных основаниях, чтобы получать обоюдную выгоду – копии идут по демпинговым ценам.

Очевидно, что оставлять ситуацию в столь плачевном состоянии никак не возможно. Инновационное производство и экспорт вооружений остаются одними из основных стратегических направлений российской экономики. Исторически это связано с тем, что в условиях XX века – особенно во время «холодной войны» – основным фактором развития бывшего СССР была необходимость обеспечения военно-технической безопасности и потребностей оборонно-промышленного комплекса. В значительной степени этот фактор был определяющим и для других передовых в индустриальном развитии государств, в первую очередь для США, выступавших противоположной стороной в «гонке вооружений». Но в начале 1990-х годов объем государственного финансирования разработок был практически сведен к нулю. Единственным источником финансирования сохранения и развития высоких технологий военно-машиностроительного комплекса России стали заказы оборонных ведомств иностранных государств, то есть договорное военно-техническое сотрудничество Российской Федерации с иностранными государствами.

Ежегодные объемы поступлений от продаж продукции, изготовленной с использованием результатов интеллектуальной деятельности в сфере военных технологий, составляют около $10 млрд. Это обусловливает имущественный интерес к вопросам распределения и использования прав на данный вид объектов. В частности, доходы федерального бюджета от использования прав в этой области составляют около 2 миллиардов рублей ежегодно. В связи с исключительно высокой стоимостью контрактов и стратегической важностью этих соглашений, вопросы распределения имущественных, в том числе исключительных, прав между инвесторами (главным образом Российской Федерацией), исполнителями работ и производителями продукции военного назначения приобретают особую остроту. Другая серьезная проблема, как уже указывалось выше – производство контрафакта в сфере вооружений, что не только создает убытки российским владельцам оригинальных технологий и портит им деловую репутацию; контрафактное некачественное оружие может также стать причиной крайне серьезных ЧП. Таким образом, следует также учитывать особенности данного класса объектов интеллектуальной собственности, создание и реализация которых напрямую связаны с обеспечением обороноспособности государства и которые способны причинить вред здоровью или даже смерть большой численности населения.

Для урегулирования вопросов в области охраны объектов интеллектуальной собственности в сфере военных технологий на основании Постановления Правительства РФ от 29.09.1998 N 1132 было создано ФГУ "Федеральное агентство по правовой защите результатов интеллектуальной деятельности военного, специального и двойного назначения при Министерстве юстиции Российской Федерации" (ФГУ "ФАПРИД"). Действующий Устав ФГУ «ФАПРИД» утвержден Приказом Минюста РФ от 16 ноября 2009 г. N 400. Согласно п. 11 Устава, предметом деятельности данного учреждения является проведение мероприятий по обеспечению правовой защиты интересов государства в процессе экономического и гражданско-правового оборота результатов научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ военного, специального и двойного назначения. В рамках реализации целей своей деятельности ФГУ «ФАПРИД» выполняет функции по учету результатов интеллектуальной деятельности, получению исключительных прав, реализации лицензионных договоров, осуществляет контроль за обеспечением исполнения контрагентами своих обязательств, наделено правом заключать с исполнителями гражданско-правовые договоры о сохранении конфиденциальности сведений, относящихся к результатам интеллектуальной деятельности, а также осуществлять контроль за их надлежащим исполнением. ФГУ «ФАПРИД» в рамках исполнения своих полномочий заключает соглашения с иными органами, например, можно упомянуть Соглашение от 15 мая 2001 г. N 01-11/8 с Таможенным комитетом об информационном взаимодействии для предотвращения незаконного экспорта военных технологий через российскую границу. Однако, прописанные в уставе контрольные функции на деле лишены реальных рычагов воздействия, а деятельность ФАПРИД по получению исключительных прав – как, например, попытка запатентовать технологию Ethernet, часто вызывает исключительно негативную реакцию.

Как уже указывалось выше, меры охраны объектов интеллектуальной собственности на законодательном уровне реализованы далеко не столь эффективно.

Несмотря на принятие Федерального закона от 5 апреля 2011 года N 61-ФЗ, нормы, непосредственно обязывающие участников данных соглашений обеспечивать правовую охрану этим объектам, в том числе на территории иностранных государств, отсутствуют. Введенное Законом требование обеспечить правовую охрану и (или) определить условия использования на деле предоставляет экспортеру возможность ограничиться лишь формальными договорными условиями. Очевидно также, что нормы Закона нуждаются в развитии; но, к сожалению, впоследствии изданный Указ Президента Российской Федерации от 26 ноября 2011 года N1548 пошел по пути наименьшего сопротивления, ограничившись по сути аналогичным требованием о том, что заключаемые субъектами военно-технического сотрудничества контракты должны предусматривать положения, касающиеся определения условий использования результатов интеллектуальной деятельности, передаваемых иностранным заказчикам, и (или) обеспечения их правовой охраны. Стандартным в межправительственных соглашениях об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности, используемые и полученные в ходе двустороннего военно-технического сотрудничества является обязательство правительств сторон предпринимать меры для пресечения производства, а также распространения с территории своего государства на территории третьих государств продукции, изготовленной с применением используемых и полученных в ходу исполнения работ по соглашению объектов интеллектуальной собственности, без согласия государства другой Стороны. Кроме того, ряд соглашений содержит запрет модернизации поставленной техники, или же обязательство консультироваться по вопросам проведения модернизации с другой Стороной. Но, как правило, реальных механизмов принуждения эти соглашения не предусматривают.

Практически отсутствуют механизмы защиты военных разработок на уровне международно-правовых договоров о поставках. До середины 70-х годов вопросы защиты интересов тогдашнего СССР по большей части политико-экономическими, а не правовыми средствами. Правовая охрана предусматривалась только на уровне международных договоров (межправительственных соглашений), которые запрещали экспорт поставленной продукции в третьи страны. Эти договоры сохранили свою силу, и в настоящее время Российская Федерация использует их нормы для противодействия несанкционированному экспорту. Однако в силу самого характера межправительственных документов они не предусматривали имущественной ответственности сторон и судебного порядка урегулирования споров. В середине 70-х годов пришло понимание необходимости перенесения вопросов имущественных взаимоотношений на уровень субъектов военно-технического сотрудничества – предшественников ныне существующего ФГУП "Рособоронэкспорт", в частности, ГИУ ГКЭС СССР. Стали заключаться лицензионные договоры с уполномоченными организациями наших партнеров по Варшавскому договору, но все же их число было невелико. В 1991 году Организация Варшавского договора и СЭВ прекратили свое действие. Со стороны Российской Федерации были утрачены сначала политические, а затем и экономические рычаги воздействия, а правовые не были созданы в необходимой мере. В частности, многие из организаций-лицензиатов этих государств, в свое время принявшие обязательства по охране и использованию объектов интеллектуальной собственности, просто прекратили свое существование, а у российской стороны не было в этих странах патентов, которые обеспечили бы охрану отечественных разработок от использования иными предприятиями промышленности. В этой связи в настоящее время ведется работа по подписанию межправительственных соглашений, направленных на урегулирование ранее переданных лицензий, в которых решается и вопрос правопреемства. К настоящему времени такое соглашение подписано с Венгрией. К сожалению, другие государства, использующие российские (советские) разработки, в первую очередь, Болгария и Польша, под различными предлогами затягивают переговорный процесс.

Довольно эффективны механизмы, позволяющие сотрудничать частным инвесторам и государству в области производства высокотехнологичной военной продукции. Однако, к сожалению, до недавнего времени российское законодательство фактически исключало частных лиц из круга субъектов отношений в области интеллектуальной собственности на разрабатываемые объекты. Сейчас с удовлетворением можно отметить, что Правительство Российской Федерации с вниманием отнеслось к данной проблеме: 8 декабря 2011 года Постановлением Правительства Российской Федерации N 1024 в Постановление Правительства Российской Федерации от 22 апреля 2009 года N 342 были внесены изменения, в соответствии с которыми объекты исключительных прав, разработанные совместно и непосредственно связанные с обеспечением обороны и безопасности государства, разрешено по решению государственного заказчика закреплять совместно за Российской Федерацией и организацией-исполнителем. В то же время результаты научно-технической деятельности, созданные в ходе работ, выполняемых во исполнение международных обязательств Российской Федерации (например, в ходе военно-технического сотрудничества Российской Федерации с иностранными государствами), подлежат закреплению только за Российской Федерацией вне зависимости от направленности этих работ и от участия организации-исполнителя в софинансировании. Однако Постановление №342 не лишено и недостатков: норма пп. "б" пункта 1 о том, что расходы на правовую охрану при совместном правообладании делятся пополам между исполнителем и государственным заказчиком не совсем удачна - на практике у государственного заказчика средства на патентование не предусмотрены, что ставит под угрозу весь процесс закрепления исключительных прав.

По мнению Е.А. Ливадного, возможным эффективным решением проблемы с патентованием в данной области могло бы быть применение к объектам интеллектуальной собственности не только патентной формы охраны, которая имеет определенные недостатки (географическую привязку, ограничения в зависимости от действующего локального законодательства и т.

д.), но и в формы охраны секретов производства (ноу-хау). Режим секретов производства также не идеален и имеет собственные недостатки (например, легкость, с которой можно опорочить конфиденциальность информации; невозможность включить в состав ноу-хау разработки, составляющие государственную тайну), однако, Е.А. Ливадный полагает, что комбинация этих двух форм охраны интеллектуальной собственности позволит добиться более позитивных результатов.

Одним из эффективных способов правовой охраны на уровне частноправовых, а также и государственных отношений может быть страхование интеллектуальной собственности в военной сфере. Страховые программы могут быть двух типов: так называемые «защитные» и «атакующие». В России «защитную» программу реализует страховая группа МСК, согласно которой при наступлении страхового случая (недополучение ожидаемых доходов вследствие неправомерных действий третьих лиц, а также расходы на защиту нарушенных прав в суде) Страховщик компенсирует Страхователю упущенную выгоду, размер которой установлен решением суда, и расходы на разбирательство в суде для доказательства прав на интеллектуальную собственность. В зарубежной практике в рамках данных программ страховщик также осуществляет уведомление правонарушителя о его противозаконной деятельности, ведет с ним переговоры о лицензировании, а в дальнейшем участвует от имени страхователя в судебном разбирательстве силами своих специалистов. При этом страхователь также самостоятельно участвует в судебном разбирательстве, и страховщик не перенимает инициативу по ведению дела. «Защитная» страховая программа в данном случае несколько менее актуальна. Данный тип программ разработан на тот случай, если сам страхователь обвиняется другим лицом в нарушении исключительных прав данного лица – то есть, к примеру, если уже не Россия будет обвинять другие государства в воровстве отечественных военных технологий, а некое другое государство будет обвинять Россию в воровстве чужих технологий. Нужно отметить, что российской страховой практике в настоящее время данный тип программ неизвестен.

Подводя итоги, можно сделать вывод, что как Российской Федерацией сделано достаточно много для обеспечения правовой защиты интеллектуальной собственности в военной сфере. В то же время, существуют и определенные проблемы, препятствующие эффективному функционированию данных структур:

А) Создано ФГУ «ФАПРИД», но оно не имеет реальных контрольных полномочий и возможности влиять на отношения в области интеллектуальной собственности за рубежом;

Б) Принят Закон "О военно-техническом сотрудничестве Российской Федерации с иностранными государствами", однако его нормы ограничиваются лишь формальными требованиями к иностранным контрагентам по защите разработок в сфере интеллектуальной собственности. Советские соглашения в области интеллектуальной собственности в военной сфере на территории бывшей ОВД во многих случаях либо денонсированы и не перезаключены, либо не исполняются.

В) Ни применение к интеллектуальной собственности в военной области механизмов патентной защиты, ни применение механизмов защиты в качестве ноу-хау не дает должных гарантий правовой защиты.

Г) Несмотря на последние законодательные изменения, способствующие появлению частного сектора в военно-промышленной сфере, присутствие этих субъектов в области военной промышленности до сих пор невелико. При этом частноправовые игроки более гибки и принципиальны в вопросах защиты прав и компенсации убытков, нежели государственные субъекты.

В) Механизмы страхования интеллектуальной собственности, которые в России в небольшой мере, но все же присутствуют, не реализуются применительно к данной области вовсе. При этом гарантированное покрытие судебных расходов и неполученных убытков могло бы быть существенным стимулом для усиления позиций российских правообладателей по отношению к зарубежным нарушителям.

Таким образом, учитывая ненадежность текущих как и внутригосударственных, так и международных механизмов защиты прав на интеллектуальную собственность в области военных разработок, нам представляется эффективным на данном этапе, пока может идти процесс отладки национального законодательства и международных соглашений и подготовка соответствующих структур, посоветовать субъектам в области международного военно-технического сотрудничества прибегнуть к механизмам страхования интеллектуальной собственности, что позволит сформировать более уверенную и защищенную позицию на рынке, благодаря чему число желающих безнаказанно скопировать российское вооружение пойдет на спад.

Библиографический список:

Результаты интеллектуальной деятельности в сфере военно-технического сотрудничества: проблемы правового регулирования имущественных отношений /Е. А. Ливадный //Имущественные отношения в Российской Федерации. -2012. - № 10. - С. 41 – 50.

Похожие работы:

«Отдел опеки и попечительства Окружной администрации города Якутска 4914903810000 Годовой отчет об итогах деятельности Отдела опеки и попечительства Окружной администрации города Якутска за 2016 годОт...»

«Минстерство образования Республики Беларусь Управление образования Гомельского облисполкома Учреждение образования "Наровлянский государственный профессиональный лицей" УТВЕРЖДаю...»

«Документ предоставлен КонсультантПлюс 22 июля 2008 года N 123-ФЗРОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОНТЕХНИЧЕСКИЙ РЕГЛАМЕНТО ТРЕБОВАНИЯХ ПОЖАРНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ Принят Государственной Думой 4 июля 2008 года Одобре...»

«Нижегородский Государственный Технический университет имени Р.Е. Алексеева Кафедра ФТОС Отчет по лабораторной работе № 2-24 "Экспериментальные исследования электрических полей с помощью электролитической ванны" Работу выполнил Студент группы Работу принял Нижний Новгород 2013 год Цель работы: изучение метода моделиро...»

«Министерство образования и науки Российской ФедерацииКАЗАНСКИЙ (ПРИВОЛЖСКИЙ) ФЕДЕРАЛЬНЫЙ УНИВЕРСИТЕТИНСТИТУТ МАТЕМАТИКИ И МЕХАНИКИ им. ЛОБАЧЕВСКОГОКАФЕДРА ТЕОРЕТИЧЕСКОЙ МЕХАНИКИ Специальность: 010800.62— механика и математическое моделированиеВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА (Бакалаврская работа) ПРИМЕНЕНИЕ МЕТОДА Ч...»

«Как написать хорошую ВКР? В данном документе представлен подход к формулированию темы ВКР и ее написанию. Цель – помочь студентам увидеть ВКР как комплексный продукт, в котором все элементы взаимосвязаны, системны и вытекают один из другого, а также настроиться на продуктивную работу по написани...»

«УТВЕРЖДАЮ Зам. директора по УПРН.Г. Луцкович " 28 " августа 2014 г.ТЕМАТИЧЕСКИЙ ПЛАНПО УЧЕБНОМУ ПРЕДМЕТУ"ПРОИЗВОДСТВЕННОЕ ОБУЧЕНИЕ" Специальность: 3 – 70 02 54 "Отделочные строительные работы" Квалификация: 3-70 02 54 – 53 "Облицовщик-пли...»

«Перечень документов на строительство Документом, необходимым для получения разрешения на строительство, является Градостроительный план земельного участка (ГПЗУ), который оформляется застройщиком в Москомархитектуре и запрашивается с использованием межведомственного информа...»

«Министерство образования и науки Российской Федерации федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования"НАЦИОНАЛЬНЫЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙТОМСКИЙ ПОЛИТЕХНИЧЕСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ"УТВЕ...»

«Георгий Александрович Войтович Исцели самого себя о лечебном голодании в вопросах и ответах   В 65 – Минск, "Беларусь", 1990 – 2-е издание. 128 с. Выпущено по заказу творческой студии "Фото и жизнь" Союза Журналистов БССР       ББК 53.51, УДК 615.874.24, ISBN 5-33...»









 
2018 www.info.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - интернет документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.