WWW.INFO.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Интернет документы
 


«Предисловие Как-то в начале 2014 года мне позвонил профессор В.А. Житков и предупредил, что приедет меня навестить с очень интересным ...»

САЛЕХАРД

Предисловие

Как-то в начале 2014 года мне позвонил профессор В.А. Житков и предупредил, что приедет меня навестить с очень интересным человеком. Через час он появился в сопровождении Вадима Гриценко. Мы поговорили не больше часа, обменялись телефонами и адресами. Вадим историк, он прошел пешком недосторенную железную дорогу от Салехарда до Игарки и написал изветную книгу "История Мертвой дороги". Он был в Москве проездом, визит ко мне не планировал, поэтому заторопился, подарил мне книгу и попрощался. Когда я прочитал подаренную мне книгу, на меня с такой силой нахлынули воспоминания, что я разразился длинным письмом к автору замечательной книги, в котором горячо поблагодарил его за подарок. Все это обясняется просто, я все детство прожил на севере, в 1952 году закончил Салехардскую школу и навсегда уехал в Москву. Вадим узнал об этом от Житкова и поскольку продолжал интерсоваться всеми, кто что-то знал про строительство "мертвой дороги", попросил оганизовать встречу со мной. Знакомство С Вадимом, его книга про жизнь на севере заразили меня жаждой написать воспоминания о северном детстве хотя бы для семейного архива. Я не мог дать ему достоверую информацию о 501 стройке, но пообещал присылать ему тексты воспоминаний. Он одобрил мои планы, сказал, что бытовые подробности жизни того времени его тоже интересуют. Мы стали оживленно переписываться и очень подружились. Для меня несколоько неожиданным оказались его комплименты по поводу моих писем и фрагментов текста, в которых он отдавал должное моему стилю и языку.

Именно Вадим высказал мнение о том, что моими воспоминаниями о Салехарде могут заинтересоваться местные издания. Меня это заинтриговало, и я форсировал работу над заключительной главой. Попытка найти фотографии кончилась неудачей. Вадим нашел только одну старую фотографию в железножорожном музее С.-Перербурга. А я не нашел ничего, хотя дал задание всем родственникам. Я рискнул сделать легкие контурные рисунки. Вадим удивлся " Так вы еще и рисуете!". Он поправив мои грамматичесеи ошибки и помарки, отнес рукопись в журнал "Северяне". На другой день я получил письмо от главного редактора Ольги Григорьвны Лобызовой с просьбой прислать копии документов и номер своего расчетного счета. Процесс пошел. Салехард - это третья глава книги воспоминаний, поэтому для ее чтения надо иметь какое-то представление о содержании предыдущих глав. Поэтому специально для настоящего издания я написал вступительный рассказ, в котором кратко описываю свою жизни до приезда в Салехард. Я очень благодарен Вадиму Гриценко и редакции Северян, за проявленное ко мне внимание. Появившееся чувство востребованности очень украсило мою сегодняшнюю жизнь. Надеюсь что читатель мне простит возможные неточности, все-таки прошло шестьдеся лет.

Откуда я взялся

Я родился 28 августа 1935 года в подмосковном городе Люберцы. Родители жили и работали в Москве. Отец Ли-Дзон-У работал в Коминтерне заведующим корейского сектора "Издательского товарищества иностранных рабочих в СССР". По рассказам матери он занимался скользким и опасным делом - печатал и нелегально перевозил в Корею революционную литературу. Она бывала с ним в законспирированных "командировках". Про отца больше ничего не знаю, он был арестован в 1937 году и расстрелян, когда мне было два года. Мать - Цай Валентина Петровна маленькой девочкой приехала с родителями перед революцией из Кореи во Владивосток. У деда была большая семья, шестеро детей - три сына и три дочери. Старшие дети после революции с родителями вернулись в Корею. Младшие дети - две сестры и брат - остались в России. В юности Валя оказалась в гуще революционных событий. В 20-е годы оказалась в Москве, закончила Плехановский институт, работала в Госбанке. В 1938 году была арестована, отсидела 6 лет и в 1944 году освободилась.

На фотографии в белой кофточке младшая сестра матери студентка Гера. После ареста родителей она меня и сестру спасла от детдома. Они с нашей няней Леной (на -12065035560фото рядом с Герой) приютили нас в рабочем общежитии завода, куда Лена устролась работать. Гера срочно вышла замуж и усыновила нас. Они с мужем Володей были студентами, комсомольцами, потом коммунистами. Володя, по комсомольской путевке поехал на север. Он был строителем железнодорожных мостов, поэтому я все свое раннее детство провел около строящихся мостов через реки, которые пересекала железная дорога Москва-Воркута. По этой дороге во время войны непрерывно поступал в центр страны спасительный воркутинский уголь.Гера и Володя были и остались для меня настоящими любимыми родителями, так распорядилась судьба.

Родная мать Валя после выхода из лагеря вышла замуж за бывшего заключенного Митю Чугунова, и жила в ссылке. В 1957 году она была реабилитирована, получила квартиру в Москве, восстановилась в партии и 20 лет проработала секретарем пенсионерской партийной организации крупного московского ЖЭКа. Умерла Валя в 90-х, пережив второго мужа, Геру и Володю более чем на 20 лет. До конца жизни она оставалась непреклонной коммунисткой, сурово осуждая перестройку и возврат к капитализму.

Мое детство наполнено массой событий, о которых я пишу в своих воспоминаниях. Володя участвовал в строительстве мостов не только через все реки, который пресекала железная дорога Котлас – Воркута, но и через реки на участке Чум - Лабытнанги. Мое северное детство началось осенью 1941 года с барака около моста через реку Усу рядом с поселком Абезь. Запоминающимся событием был страшный ледоход весной 1942 года, когда под угрозой оказался только что построенный мост с еще не окрепшими железобетонными опорами. И вольнонаемные, и заключенные сражались за мост буквално как на фронте, трое суток взравая льдины на подступах к мосту. А Володя провел эти трое суток на мосту, так как уходить с него не было никакого смысла при любом исходе.

Запомнились счастливые моменты, когда нас возили в школу на резвой лошадек "Ленке", запряженной в выездные санки. И наши гонки напергонки с таким же экипажем из соседнего богатого совхоза "Феон".

Потом мы переехали в Кожву, к мосту через прекрасную реку Печору, где жизнь в старом селе была интересна знакомством с местным бытом, с твердыми традициями коренных коми-людей, которые казалось рождаются сразу с лыжами не ногах. На Печоре у Геры родилась дочка-первенец, сегодня умница и трудоголик, заслуженный врач. На Печору вернулась из заключения наша родная мать Валя, которая стала жить в семье в статусе старшей тетки. В корейских семьях есть специальный термин «киндема» - это старшая тетка, имеющая для всех своих племянников гораздо больший авторитет, чем их родители. Все, в том числе и знакомые, и няньки, и истопники звали Валю киндемой, что придавало ей нужный статус и снимало возможную неловкость сложившейся ситуации с детьми. Все было просто, Гера - это мама, зато Валя - это киндема!

Потом была жизнь в интернате г. Воркуты. В интернате я встретил Победу. Заполярный шахтерский город ликовал, как все города страны. Глава о дне Победы - особая в моих воспоминаниях. В Воркуте я прикоснулся к художественной самодеятельности так интересно, что на всю жизнь понял ее истинную суть, заключающуюся не только в стремлении к профессионализму, а в воспитании раскованности и терпимого отношения к проявлениям творческих порывов. Это глубокое понимание сути художественной самодеятельности советского периода, я сумел получить именно на севере в морозной Воркуте от замечательно и талантливого выпускника института культуры Владимира Жидкова.

Период с 1947 года интересен жизнью в маленьких поселках северо востока республики Коми. Вплоть до предгорий Полярного Урала где железная дорога персекала величественные и суровые перевалы, встречались большие и маленькие речки. Помню как мы жили в трех километрах от поселка Елецкий. Наша контора располагалась около небольшой реки. Местность была холмистой, дома и строения на возвышенности, а внизу широкая котловина, на дне которой журчала чистейшей горной водой быстрая река. Мы приехали когда уже была отсыпана временная насыпь и построен временный мост. Временные дороги строили просто - прокладывали трассу наискосок к склону, соблюдая уклон допустимый для временных дорог. Так " подкрадывались" к реке, где берег был пологий. Временный мост ставился на "ряжи". Это деревянные срубы засыпанные камнями, На ряжи укладывались металлические пролеты. По временным дорогам медленно ездили легкие составы, в основном местного назначения. Возили строительные грузы, детали, обрудование, товары, продукты.

Составы очень медленносо со скоростю пешехода двигались в гору. Да вниз спускались тоже на тормозах. Мы любили кататься на таких поездах. Садились на ходу на тормозные площадки вагонов, а где надо просто прыгали на землю. Весной и летом таким способом часто ездили в школу в Елецкий. На проложенной капитальной трассе шла непрерывная рабта, строили высокий железобетонный мост, отсыпали к нему высокую насыпь. Когда капитальная часть была готова, рельсы и пролеты временной дороги разобрали и увезли. Брошенный ряжи унесли весенние паводки..

. Повествование об этом периоде закончивается весной 1949 года, когда капитальная железная дорога на Лабытнанги была полностью закончена. Летом меня отправили из поселка Елецкий в пионерский лагеь, откуда я вернулся уже в Салехард

Пионерский лагерь

Мне кажется, что в те далекие времена детям уделяли много внимания. Каждое лето нас, школьников из заполярья регулярно вывозили отдыхать в пионерские лагеря. Летом 1949 года я закончил 7 класс в поселке Елецком, это уже близко от Лабытнангов. Меня отправили в пионерский лагерь. До этого я один раз был в лагере под Москвой, который находился в Клинском районе. Два слова про тот лагерь. Наверно он был типичным лагерем советского времени. Он был большой и хорошо оборудован. Спальни представляли собой большие брезентовые палатки с деревянным низом с окнами и дверями Всего было 13 отрядов, примерно по 40 человек. У каждого отряда была одна палатка, с хорошо обозначенной вокруг нее довольно большой территорией. Отряды вели стандартный, но свой образ жизни. Отдельно делали зарядку, ходили в столовую, на спортплощадку, на прогулки за пределами лагеря, который как и в фильме был хорошо загорожен. Сейчас я понимаю, что лагерь был устроен так же, как воинская часть летних квартирах. Было лето 1945 года. Возможности организовать материальную базу для таких лагеря были практически неограниченны. Когда мы после университета проходили военные сборы в военных лагерях, то порядок жизни в них был такой же. Все это было оборудовано разумно и правильно. А уж как организовать саму жизнь лагеря зависело от персонала. Персонал соответствовал тому времени. Основная задача состояла всеми силами удержать дисциплину и порядок, и добиться, чтобы дети прибавили в весе. Подмосковный лагерь был очень похож на лагерь из кинофильма «Добро пожаловать». Я вместе со всеми от души смеялся над юмористическим эпизодами фильма на тему прибавки веса оряда в целом. Но я помнил, что в сорок пятом мы все еще немного не доедали и все были не против лишней добавки. Кормили нас в том лагере неплохо. Каждый отряд по очереди дежурил на кухне. Хорошо помню какую гору картошки надо было начистить каждый день, чтобы накормить 700 человек. Для детей войны тема еды осталась в памяти насегда. И глядя на Еестигнеева в роли Дынина, я смеялся над прекрасной игрой актеров, а вовсе не над тем, чем занимались их герои.

Вернусь к своему рассказу.

В Абези собрали в группу примерно 30 человек, посадили в пассажирский вагон, и мы уже вместе со своими вожатыми и воспитателями отправились в далекий путь. Наш лагерь находился в небольшой деревне в Грязовецком районе Вологодской области.

В вагон нас погрузили плотно. Старшие мальчишки спали на третьих полках, предназначенных для багажа. Ехали мы трое суток. Подолгу стояли на некоторых станциях. Воспитательницы ухитрялись сварить на костре картошку, яйца, купить малосольных огурчиков. Наш вагон следовал своим маршрутом, его подцепляли к нужным поездам, пока мы не добрались до Вологды. Там нас пересадили в автобусы и повезли на место. Не успели мы выгрузиться из автобусов, как нам предложили немедленно сразиться в футбол с уезжающими на этих автобусах ребятами предыдущей смены. В нашем северном отряде собрались ребята, умеющие хорошо играть. Вспомните историю. В послевоенные годы футбол стал главным увлечением всего населения страны. Поэтому встретить мальчишку не умеющего играть в футбол было невозможно.

И в Вологде тоже. Предложили нам не дети, а официальные лица - начальница лагеря и главный физрук. Нас сводили в спальню бросить свои вещи, перекусить, переодеться. И вот зазвучал свисток судьи и две команды вбежали на поле. «Трибуны» - скамеечки, стулья, табуретки – заполнило все населения лагеря. Про футбол я напишу подробнее в специальной главе. А здесь сообщу, аборигенов мы разгромили с сухим счетом, хотя трибуны неистово болели против нас, а судья нагло подсуживал своим. С этого матча начался победный сезон, в течении которого футбольная команда «северян» победила всех своих противников - команды всех расположенных в районе пионерских лагерей, команду своих вожатых, местные деревенские команды.

Я начал с футбола, чтобы поговорить об атмосфере в нашем пионерском лагере. Организовать такой футбольный сезон было бы просто невозможно в лагере а-ля "Добро пожаловать». Наш провинциальный лагерь был совсем другой. Как выглядел наш лагерь? На окраине деревни на большом пустыре деревянная сельская школа. Никакой сплошной ограды. Может был заборчик с калиткой со стороны деревенской улицы. Школа одноэтажная в форме буквы Г. Широкий коридор, просторные классы с высокими потолками и большими окнами. Нас разбили на четыре отряда примерно по тридцать человек. Два отряда мальчики, два - девочки. Северяне образуют большинство в одних отрядах, вологодские в других. Но обязательного разделения нет ни по возрасту, ни по месту жительства. Отряды и спальни разновозрастные. Нам это нравилось. Отряд не был похож на школьный класс, в нем сохранялся эффект дворовых, деревенских или дачных компаний, делающий отряд маленькой моделью общества, а не набором особей с одинаковыми свойствами. В нашей северной делегации была большая группа девочек из Салехардского детдома. Они более чем другие были обучены всяким общественным делам. Они образовали ядро отряда девочек. У мальчиков ядро составили лучшие футболисты. В основном это были северяне, а четверо самых лучших из нашего поселка. Они были на год старше меня по возрасту, но учились в предыдущем классе. Я в число лучших не входил, но все остальные играли тоже превосходно и я в том числе. Мы находились в таком возрасте, когда мальчишки еще не играют в силовой футбол. Мы практически играли «безконтактно» Все дело решала ловкость, техника владения мячем, точность удара. Когда мы обыграли своих вожатых, почти взрослых молодых парней, они были просто обескуражены. Они за нами просто не успевали уследить. Силовое единоборство возможно только между теми, чья масса и скорость соизмеримы. Поэтому их физическое превосходство не могло быть реализовано. Кроме того при легких столкновениях наши острые коленки и локти больно тыкались в их мягкие части туловища, что вызывало у них досаду. Мы превосходили их в результативности ударов по воротам. Наши удары были не сильными, но на редкость точными. Я, например, мог находясь недалеко от ворот, прицелно перебросить носком стопы мяч через выдвинувшегося вратаря так ловко, что он плавно перелетал через поднятые руки и опускался точно в дальнюю девятку. Получалось не каждый раз, но намного чаще чем у мастеров нашей нынешней сборной. Ну а то что делал на поле наш лидер Мишка Васильев, просто фантастика. Марадона отдыхает. Самое интересное, что через год мы сильно подросли и все наше мастерство бесследно исчезло. Я довольно долго продолжал играть в дворовой футбол. Но никогда даже близко не мог сделать с мячом того, что я умел в 14 лет. Правда научился пихаться, бить в кость, ругаться и размахивать кулаками. После победного триумфального появления в лагере, мы выспались, передохнули, и началась повседневная лагерная жизнь. Мы отдыхали в полном смысле этого слова. Болтались около дальних ворот футбольного поля, пинали мячи или ничего не делали, просто говорили обо всем и ни о чем. После того как на экскурсии в Вологду все наши футболисты купили себе личные кожаные мячи, мы стали напоминать олимпийскую команду на отдыхе. Начальница лагеря, воспитательницы, вожатые - все были страстными поклонниками футбола. Нам было негласно разрешено не спать в тихий час. Вначале мы с радостью этим пользовались. Но с середины смены наши организмы распорядились по своему, и после обеда мы все с удовольствием отправлялись поспать. В нашем лагере ни в чем не проявлялась официальная дисциплина. Мероприятия по ограничению нашей свободы были не нужны. Опасность и соблазны отсутствовали. Обязательные мероприятия были необременительны. Зарядка, линейка, подьем флага. Ритуав на пол часа, а потом свобода до отбоя в 10 часов вечера. Разумеется завтрак, обед и ужин по расписанию. С этим никаких проблем у нас не было. Мы хорошо и с большим удовольствием ели. Сейчас я понимаю, как хорошо нас кормили. Питание полностью обеспечивал колхоз. Мы к определенному времени подходили к столовой, которая была посреди деревни в полукилометре от школы. Заходили в просторную избу. где были накрыты длинные деревянные столы. В мисках дымились только что сваренные щи, из только что сорванной капусты, выкопанной картошки, выдернутой морковки. В мисках плавали приличные куски баранчика, который вчера еще бегал. На столе стояли большие кастрюли с горячей картошкой и миски с солеными огурцами, молодым луком и чесноком. По всему столу нарезанные краюхи круглого свежего ржаного хлеба. В алюминиевых кружках кисель или компот. Изредка вместо щей была молочная лапша, вместо картошки пшенная молочная каша. Утром и вечером так же, но вместо щей вареное яичко, а вместо компота какао на натуральном молоке.

259715729615 Все было вкусно, ели быстро, убрали за собой грязную посуду, освобождали место для следующих. Не помню чтобы с питанием возникали трудности. К концу смены мы все подросли и прибавили в весе. Вообще о колхозных столовых того времени надо бы написать отдельную книгу.

Девочки любили прогуливаться в перелесках окружающих нашу школу. Они занимались свои девчачьими делами, любили пошептаться, собирали букетики из скромных диких цветов.

Но очень часто что-то пели и что-то танцевали. Иногда в спальнях, иногда на полянке неподалеку от футбольного поля. Оказалось, что салехардские детдомовки были так классно подготовлены в плане самодеятельности и физкультуры, что мы, мотавшиеся по разным школам стройки просто обалдели. Я к этому времени тоже прошел неплохую подготовку в воркутинском интернате. Я пел, играл на аккордеоне и гитаре, владел степом. А наш форвард Мишка Васильев пел лучше чем Робертино Лоретти. Неплохими артистами оказались и вологодские ребята и девчонки, особенно те которые регулярно ездили в этот лагерь. Это были в основном дети и родственники персонала. Во второй половине смены основным занятием стали репетиции. Они проходили все там же на краю футбольного поля. На репетиции приходили не только артисты но и многочисленные зрители. При подготвке заключительного концерта мы много времени проводили в компании салехардских девчонок. Они были одновременно и разные, и одинаковые. Младшим был лет 10., старшим 14. Они временами озорничали, иногда сквернословили. Но наверное в лагерь послали достойных. В целом они были хорошими неиспорченными девчонками. И само собой между ними и нашими мальчишками возникали симпатии как односторонние, так и взаимные. Времена были другие, мы могли только вздыхать, многозначительно переглядываться, садиться поближе, замирать от как бы случайных прикосновений, к руке, к плечу. Не могу сказать, что мне нравилась какая-то одна девочка. Они все были прекрасны, загадочны и недоступны. Слава богу отношения между всеми остались на уровне дружеских и романтичных в самом настоящем смысле этих слова. Наверное для всех нас еще не наступила пора искать, выбирать и уединятся.

В конце смены мы выдали такой яркий заключительный концерт самодеятельности, которым могла бы гордится вся вологодская область. К сожалению гостями были только руководители лагеря и местные жители Лето 1949 года, проведенное в деревенском пионерском лагере входит в число лучших дней моего детства.

Прямо из пионерского лагеря наша футбольная команда вернулась не в Елецкий, а в Салехард. Увы, я больше не встретился с девчонками из детдома. По моему их куда-то перевели. Но в памяти остались очень светлые воспоминаниях. В конце лета 1949 года отец привез меня на катере из Лабытнангов в поселок Мостострой, в котором я прожил до весны 1952 года.

Мостострой

Я тщетно пытался изучить скачанный из интернета план нынешнего Салехарда и определить на нем место, где мы жили более чем полвека назад. Я обнаружил два знакомых объекта, речку Шайтанку и Рыбкомбинат. Место где находился наш поселок "Мостострой" - это в двух километрах севернее Рыбкомбината. А восточнее города Салехарда находился поселок 501 стройки, который я буду называть "новый поселок", так как конкретного названия подразделения не -95251049655помню. В моем сегодняшнем представлении местность в которой мы жили схематично выглядел так.

2442845810895Между Мостостроем и Новым поселком два раза в день ходил служебный автобус. Поселок Мостострой был довольно большим. Он был застроен двумя десятками одноэтажных деревянных домов-бараков. В таких бараках размещались квартиры, служебные помещения, технические и бытовые службы. Бараки стояли между рекой и дорогой в город. Я думаю, что барак это типовой проект двадцатого века. Их было построено огромное количество, и многие из них стоят до сих пор. Почти во всех провинциальных проселках, до сих стоят похожие домики. Надо сказать, что они очень практичны. Квартиры в таких домах можно было ремонтировать и модернизировать по идивидуальному проекту. У нас была большая семья. Папа, мама, четверо детей, постоянно жила нянька и истопник, которые были приписаны к проживанию в семье в качестве домашних работников официально. Старшая сестры болела туберкулезом в тяжелой форме, она перманентно находилась на лечении в разных санаториях, а в коротких перерывах между лечениями жила дома. Болезнь ее была неизлечима, она была слабенькой, двигалась медленно, дышала с трудом. Но держалась молодцом, избрав иронический стиль общения с окружающими. Учитывая опыт предыдущих лет, отец спланировал и оборудовал квартиру как можно удобнее. Я приехал, когда квартиру уже обжили. У меня была отдельная комната, у отца с мамой - спальня, у младшего брата с сестрой - детская. В гостиной стоял большой обеденный стол, в углу письменный стол, у теплой стены отделяющей кухню – топчан. На этом топчане спала сестра, когда гостила дома. Она почти все время лежала. В гостиной ей было тепло и не скучно.

На кухне была большущая печка с варочной плитой и духовкой. Печка была довольно большой частью стены между кухней и гостиной, и именно у этой теплой части стоял топчан в гостиной. Кроме печки у окна стоял большой кухонный стол. Напротив печки широкий топчан, на котором спал истопник. Нянька спала в детской. К гостинной через застекленную перергородку примыкала большая веранда. Но как большинство веранд в холодных краях, она очень скоро оказалась захламлена ненужным барахлом. Зимой там было холодно, летом было хорошо и на улице. А межсезонье на севере пролетало очень быстро.. Тепло, тепло, а потом сразу морозы и метели. Салехардское лето было коротким и прохладным. От Оби веяло холодом круглый год. Прихожая выходила в просторные сени, в которых был отгорожен курятник и туалет.

Главной заботой было сохранение тепла. Родители работали, дети были маленькие, поэтому отоплением дома и прочей "коммуналкой" занимался спциальный человек - истопник. Топили углем. Это было все не так просто. После угля оствавлся шлак, сохранявший объем загруженного угля. Перед новой топкой надо было удалить шлак. Он долго оставался горячим, поэтому надо было соблюдать осторожность. Для разгона надо было истопить несколько поленьев дров. Когда топка раскалялась, на жаркие головешки насыпался уголь. Насыпали много, до самого верха топки. Делали это через комфорку на плите. А дверца топки была уже задраена. Уголь посыпали снегом или брызгали водой.

Он медленно и жарко тлел в течении всего дня. В квартире всегда стоял характерный слегка ядовитый запах уголного дыма. Но он всегда ассоциировался с благостным ощущением тепла, поэтому нас не раздражал. Температура горения угля выше, чем у дров, поэтому на плите все варилось и готовилось очень споро. Ходовым блюдом были картофельные котлеты, но готовить их надо было долго и заранее. С утра ставилась вариться сухая картошка. Варилась она часов шесть. Только после этого ее можно было пропустить через мясорубку. В полученное пюре добавлялась мука. Котлеты валялись в сухариках и жарились на сковороде. Получалось очень вкусно. Сейчас мне кажется, что наши котлеты были намного вкуснее современных замороженных полуфабрикатов.

28505153281680 Для сохранения тепла при строительстве наши бараки штукатурились с двух сторон. Стены покрывались обрешеткой - длинными крест на крест лучинами- тонкими прямослойными шепками, которые отщепляли от края доски длинным ножом вдоль волокон. Кстати, колотый в ручную вдоль волокон деревянный материал - доски, обшивка, кровельная щепа, штакетник в наших деревнях стоит десятилетиями, не теряя качества и прочности, так как его поверхность закрыта для влвги. На обрешетку наносились несколько слоев штукатурного раствора - смеси песка с гашеной известью. Все строительные материалы производили на месте. Я видел выкопанные на берегу ямы в которых известь сначала обжигалась, а потом в огромных деревянных яшиках "гасилась" водой, кипела, булькала, превращясь в белое тесто. И никакой цемент был не нужен. Тесто перемешивали с песком в разных пропорциях, получая растворы для разных нужд. Внутри дома стены затирались тонким раствором начисто и красились той же известковой побелкой. Все был крайне экологично. Был один большой недостаток. Дома давали осадку. Штукатурка трескалась, отходила от стен. Образовавались идеальные места обитания для домашних тараканов. Но на севере всегда было средство против тараканов. Покинуть зимой дом на три дня, пожить у знакомых, и 40 градусный мороз сделает свое дело.

После обильных снегопадов и метелей местами ветром надувались толстые плотные снежные холмы. Полежав несколь ко, дней снег под своей тяжестью слипался. Тогда его было можно резать на большие крепкие прямоугольные комки. Этими комками обкладывались стены до крыши. Бараки становились похожими на белые старинные крепости.

Джек

У входной двери нашего дома сидела на цепи огромная собака по имени Джек. Джек мог свалить с ног зазевавшегося гостя, если позволяла цепь. Я Джека не боялся, но ходить мимо него было трудно. Если он был в веселом настроении, то прижимал меня своим боком к стене так, что я не мог пошевелиться. Гулять его специально не отпускали. Он регулярно рвал ошейник и исчезал минимум на трое суток. Потом мы обнаруживали его обессиленного и голодного в своей будке. Он без возражения давал одеть на себя ошейник, съедал большую кастрюлю овсянки с подсолнечным маслом и как минимум полдня крепко спал, на реагируя на прохожих. У других были собаки, которые слушались хозяев. Джек не слушался. Однажды я решил запрячь его в санки и покататься. На севере это было нормальным развлечентемм. У меня были хорошие деревянные санки, которые я сделал сам еще в Елецком. Опыт у меня был богатый. Все детство мы делали санки, чтобы по дороге в школу ехать не в больших санях, а своих маленьких, привязанных за веревку. Часто самодельный санки разваливались и седок оказывался в снегу. Если лошадь шла рысью, то догнать волочащиеся на веревке обломки было не прсто. Со временем мы научились 23901401473200делать крепкие санки. Приехав в Салехард, я на своих санках вначале катался с берега Оби по обледенелым тропинкам. Но скажу честно, кататься на санках с больших гор не интересно. Спускаешься быстро, а лезть в гору надо долго. Пока Джек пытался прижать меня к стене, я особенно не раздумывая привязал веревку санок к его ошейнику, сел в санки и отцепил ошейник от цепи. Последнее действие Джек сразу понял и рванул по дороге в привычном направлении. Дело в том что в километре от нас на окраине поселка Рыбкомбинат на большом пустыре жила огромная стая бродячих собак. Они питались отходами, были сыты и неприятностей людям не доставляли. Может были даже были своеобразными санитарами. Джек бегал наверняка туда и там проводил свои «отпуска». Санки летели с бешенной скоростью, но к счастью мои «крепкие» санки через 100 метров превратились в охапку щепок. Через трое суток Джек вернулся как ни в чем не бывало без санок и веревки.

Кстати в те времена на севере иногда приходилось есть собак. А среди всегда голодных заключенных съесть собачку считалось очень хорошим и полезным мероприятием. На строительстве бараков это происходило регулярно. Были специалисты, которые на таких делах буквально «собаку съели» Доверчивую бродячую собаку подкармливали кусочками хлеба, а когда она теряла бдительность превращали ее в вкусную полезную еду. Бытовало мнение, что эта еда лечит многие болезни, цингу, туберкулез. Сегодня многим хозяевам домашних собак и волонтерам спасающим брошенных собак все это может показаться диким. Но в тех условиях, в которых это происходило, ни спасать бродячих собак, ни брать их домой было некому. А многим людям спасаться приходилось самим.

В конце концов Джек пропал. Ушел и не вернулся. Вряд ли его съели, для этого он был слишком большой и недоверчивый. Скорее всего остался с кем-то из своих подруг или погиб в боевых схватках.

Школа.

Школа находилась на улице, походившей параллельно центральной. Тогда это быля единственная школа-десятилетка.

Недавно я заходил на сайт выпускников школ г. Салехарда. Послал вопрос, сохранилась ли эта старая школа. Ответила одна девочка, которая сказала, что скорее всего это была школа номер один, которую недавно закрыли окончательно. Вряд ли где-то сохранились старые школьные архивы. В 90-е годы в росийской провинции архивы влачили жалкое существование. В районе, где я сейчас живу, поступили просто, все архивные документы сельсоветов, подписанные до19 80 года официально уничтожили.

Поэтому пожилые жители деревень могут переоформить на себя дома родителей, умерших до 1980 года, только через суд по показаниям свидетелей. В 1952 году я кончил школу с серебрянной медвлью. Думаю что цена этой медали была достаточно высока, так как на стенде выпускников, закончивших эту школу с медалью было всего три фотографии. Однако моя фотография вряд ли там появилась. Документы отправили почтой в Тюмень на утверждение. Ждать серебрянного аттестата я не стал, попросил выдать мне обыкновенный и уехал в Москву. Так что сегодня я ни где не смогу найти подтверждения, что я окончил 10 классов с медалью.

1746251701800 Школа была большая, двухэтажная, с большим конференцзалом. Был и хороший спортивный зал, в котором было все что полагается: шведская стенка, гимнастические снаряды, баскетбольные щиты, крючки для волейбольной сетки, канат. После уроков часто мы оставались в этом зале, покачаться на снарядах, поиграть с мячом. Рядом со зданием школы был большой двор, там тоже были кое-какие снаряды, но ими пользовались мало, и они выглядели заброшенными. Но всю зиму на этом дворе на большой перемене происходили футбольные баталии. Триумфальное послевоенное турне наших футболистов в Англии сделало игру в футбол самым престижным занятем. Большая перемена длилась 30 минут. Как только раздавался звонок на перемену, ученики и учителя выходили во двор располагались по периметру. Обычно сражались между собой параллельные классы, но совсем не обязательно. Главное чтобы противные команды были полностью укомплектованы и равными по силе. Когда игроков не хватало из зрителей выходили пары игроков и капитаны делали свой выбор. Когда желающих поиграть было много число игроков в командах доходило порой до двух десятков в каждой. Играли без формы, чтобы как-то отличать игроков раздевались до пояса или выпускали рубашки поверх брюк. Играли без всяких позиционных правил, стоящие вокруг люди или ограда не позволяли мячу покинуть поле. Не было угловых, аутов, офсайтов. Наказывалась только умышленная игра рукой. Ни какой стратегии и тактики, в основном азарт и кураж, физичесий напор и индивидуальная техника. Снующая вокруг меча плотная группа пихающих друг друга игроков перекатывалась от ворот до ворот. Изредка это столпотаорение заканчиваясь забитым голом. Пол часа бешеной беготни толпы разгоряченных парней, накропивших силы за двухчасовое сиденье в классах, под неистовы рев окружающих зрителей – это было незабываемо! Визжали девчонки, учительницы, уборщицы, буфетчицы. Орали и почти матюкались пацаны и учителя. Быстро пролетали 30 минут, звенел звонок на уроки, и вся толпа выпустивших пар людей расходилась по классам. Через 5-10 минут жизнь входила в нормальное русло.

Олег и Лида.

Все три года моим соседом по парте был Олег Белов. Его судьба сложилась не просто, и жизнь закончилась печально. Для меня воспоминания о нем тревожат душу, заставляют задуматься о многом другом. Мне он сразу понравился. Красивый пацан, вежливый, не агрессивный, несколько неуверенный в себе. Он сразу и надолго выбрал меня в близкие друзья. Предложил сидеть на одной парте, а все неурочное время проводил со мной. Ему нравилось, что я хорошо учусь и весь такой положительный. Похоже, что он старался многому у меня научиться и выбрал меня образцом для подражания.

Сейчас мне понятно почему он привязался ко мне. Отец его погиб на фронте. Их с братом мать растила одна. Мария Ивановна была красивой женщиной, с открытым характером.Жила она непросто, не всегда стойко переносила трудности жизни. Она работала в торговле, в эта профессия накладывала свой отпечаток. Профессия и красота матери, отсутствие в ближайшем окружении достойных мужчин, с которых можно было брать пример, сделало жизнь Олега очень трудной. Он внешне был благополучным ребенком, всеми силами старался быть положительным, обходил стороной откровенно дурные компании. Но его воспитание и жизненный опыт не дали ему умения по настоящему отличать хорошее от плохого. При этом он был влюбчивым и слабохарактерным человеком. Такие люди искренне тянутся к хорошему, но не умеют преодолевать трудности, выбирают легкие пути и тянутся к бутылке. Он кончил школу, получил образование, женился на славной женщине. Все у него вроде бы сложилось хорошо. Он в 1967 году прочитал про меня в газете и увидел в кинохронике. Почему-то именно я попал на фотографию в Комсомольской правде в момент награждения премией Ленинского комсомола, хотя нас было достаточно много. Он разыскал меня, и дружба возобновилась на уровне семей. Но уйти от своей судьбы он не сумел. Не смог удержаться в статусе положительного человека. Начал пить, опустился окончательно и ушел из жизни бесславно.

Вскоре после знакомства со мной Олег признался, что ухаживает за нашей одноклассницей Лидой Ососовой. Поскольку мы с ним были неразлучные друзья, я всегда был с ним, когда он проводил время с Лидой. Так парочка Олег плюс Лида превратилась в треугольник Олег плюс Лида плюс Клим. Причем в такой треугольник, в котором кто кого любит и кто кому нравится со стороны разобраться было трудно. Все было не просто. Мы с Лидой были первыми учениками в классе как по оценкам, так и по общественной работе. Первое время мы твердо выдерживали сложившиеся деловые и приятельские отношения, причем я это делал без особого напряжения. Успех у конкретной девочки меня особо не интересовал, так как я привык нравится всем окружающим. Я был еще маленьким как по возрасту так и по росту. И Олег, и Лида были на год старше меня и на пол головы выше ростом. Олег был троечник. На уроках он не слушал учителей, а о чем-то мечтал, уходил в свои переживания. Ситуацию усложнила и мать Олега. Зная сына она была категорически против его дружбы с Лидой, не безосновательно с=читая, что он завалит учебу. Узнав меня поближе она страшно обрадовалась тому, что Олег подружился со мной. При этом она интуитивно поняла, что в «треугольнике» ничего плохого с ее сыном не случится.

- Мам! Я пойду к Лидке?

- С Климом?

- Конечно!

- Ну иди, возьми пирожков.

-62230193040

Так мы и проучились почти три года в этаком треугольнике, который если и повлиял на всех нас, то положительно. Олег старательно учился, чтобы не ударить в грязь лицом. Я тоже старался, так как Лида была круглая отличница. Лида была девочкой с большими амбициями, постоянное присутствие свиты из двух кавалеров ей очень нравилось. У нее на самом деле была очень трудная жизнь.Отец давно бросил, мать жила далеко во втором браке. Лида практически был сиротой. Жила одна в маленькой комнатке, в которой до отъезда жила мать. Мать разумеется помогала ей деньгами. Лида была старостой класса, ее любили и уважали учителя, ей отдавали должное все одноклассники. Труегольник не портил, а лишь укреплял ее репутацию.

Но в 10 классе нам уже трудно было поддерживать равновесие в нашем треугольнике. Олег чувствовал, что не только отстает от нас в учебе, но и отдаляется в выборе жизненных планов. Как отличники мы мечтали попасть в самый престижный вуз, и мечтали не зря. И разумеется Лида мне нравилась. Она было самой красивой девочкой нашего класса. Да и Лида уже давно поняла, что я в классе был самым интересным мальчиком, хоть и маленьким. Тем не менее мы изо всех сил старались сохранить наш треугольник. Но это делали только мы с Лидой. А все окружающие давно про него забыли.

Олег не смог так долго терпеть груз романтических отношений. В классе появилися дети состоятельных москвичей, завербованных на 501 стройку. Они посещали танцы в новом Доме культуры, заводили знакомства со взрослыми дамами, ходили к ним на свидания. У Олега появились новые дружки, новые авторитеты. Он все чаще проводил время с новыми друзьями. После окончания школы он уехал поступать в военное училище.

Треугольник помогала сохранять моя старшая сестра Реля, которая зиму 1952 жила дома. Она повидала много всякого в туберкулезных санаториях, в которых сложились свои специфичекие взгляды на отношения полов. Суть их проста – пока есть силы, не теряй времени и живи полной жизнью. Реля сразу почувствовала, что мы с Лидой не так равнодушны друг к другу, как хотим это показать. Ей, прикованной к постели, хоталось быть причастной к волнениям влюбленности. Поскольку условия жизни у Лиды были более чем скромные, я изредка приглашал Лиду на выходные, чтобы позаниматься у нас дома. Реля любила и одобряла эти визиты, оживлялась, много с нами общалась. Она была очень начитанной, остроумной, умела интересно и образно рассказывать. Реля угасла через семь лет уже в Москве. Это была для меня первая потеря близкого человека, и я пренс ее очень тяжело. К концу 10 класса все считали Лиду моей девушкой, хотя мы с ней совсем не были в этом уверенны. Между нами стоял не только Олег. Сомнения возникали из-за того, что мы были очень одинаковыми. Отличники, амбициозные, хваткие и расчетливые. Я чувствовал в присутствии Лиды напряжение, я ее интуитивно побаивался. И она меня тоже. В юности всегда есть риск прининять интерес к человеку за любовь к нему. Я потом встречал много девушек-отличниц. На мех-мате их было много. И я многих из них побаиваюсь до сих пор.

Но в целом 1952 год вспоминается как прекрасное романтичное время. Мне шел семнадцатый год, я подрос, похудел, возомнил себя интересным молодым человеком, вынашивающим дерзкие планы. После окончания школы мы с Лидой вместе уехали в Москву учиться. Она подала документы в МГУ на филологический факультет, я на физический. Лида дальше Тюмени не ездила, а я уже хоршо знал Москву, так как бывал там с родителями в летних отпусках. С 1950 года у родителей была подмосковная дача. Лида несколько дней пожила у нас на даче, пока не получила общежитие на Стромынке. Я проводил ее до общежития. Мы попрощались и как оказалось навсегда. Мы с ней больше не виделись. Я знал где она живет, а она знала дорогу на дачу. Может быть каждый из нас не хотел делать первый шаг. Честно говоря в жизни начались такие перемены, что романтический мир детства быстро остался далеко позади. Я изредка вспопоминал Лиду, хотя воспоминания были всегда тревожными. Переплетались два чувства. С одной стороны сожаление о расставании с прекрасной девочкой - первой платонической любовью. С другой – облегчение от того, что страх перед ней отступил.

Окончательно тревога и напряжение при воспоминании о Лиде исчезли, в тот счастливый момент, когда я остановил свой взгляд, на румяном лице своей истиной половины.

За саженцами после выпускного вечера.

-5715039370Получив аттестаты зрелости, мы приняли последний раз участие в традиционно школьном мероприятии, в заготовке саженцев. Саженцы привозили весной из леса, который начинался по берегам Оби не ближе 100 километров. Выпускников погрузили рано утром на колесный пароход, и он не торопясь зашлепал в верх по реке. Погода была прекрасная. Предполагалось, что мы к вечеру вернемся, так как выкопать и погрузить пару сотен саженцев для такой толпы было делом не более полутора часов. Волнения на реке на было, светило белесое солнце, с плоских островов взлетали дикие гуси. Но к обеду погода испортилась, и п лаванье потеряло свою прелесть. Параходик двигался почти попутно верховому ветру, медленно обгоняя волны. Началась качка. Оказалось что переносить ее очень трудно. К счастью скоро на высоком левом берегу уже стеной торчали макушки замшелых подсохших сосен. Как только появились расщелины и овражки, пароход причалил. Мы рассыпались вдоль берега, быстро натаскали кучу молодых березок, сосенок, елочек и затащили их на корму парахода. Ветер становился все сильней, волны выше, и нам сказали, что будем ждать пока не стихнет ветер. Отпустили до вечера погулять. Мы вскарабкались на высокий берег и попали на плоское плато, сплошь покрытое мхом и редкими серыми замшелыми деревьями. Сейчас плохо помню, но по моему это были ели, может быть сосны, на земле повсюду белели старые оленьи рога. Иногда попадались деревья на которые была насажены оленью черепа с рогами. Почему-то не было ветра. Наверное он разогнался пока только по реке.

Мы вернулись на параход. Было очень неуютно. Во-первых холодно, во вторых уже хотелось есть, но было нечего. Как могли устроились поспать. На скамейках, на столах, просто на голом полу. Ветер усиливался. Начиналась как теперь принято говорить гумманитарная катастрофа. Но мы были 2411521979427неизбалованными детьми, выросшими на севере в непростое время, поэтому относились ко всему происходящему без особой паники. Единственая неприятность – очень хотелось есть. Капитан принял решение помаленьку добраться до ближайшего населенного пункта. На следующее день ему это удалось. Нам подвезли две фляги сливок и мешок хлеба. После суточного поста мы получили по большому куску свежего ржаного хлеба и по кружке густых сливок. Это было очень вкусно!

Вынужден здесь отвлечться от своего рвссказа! На могу на обсудить тему этих густых сливок. В дополнение к случаю на параходе приведу еще насколько фактов. В 1945 году я жил в интернате в Воркуте. Здание интерната примыкало к школе. И мы могли ходить в школу по специальному коридору, идущему мимо школьной столовой. В этой столовой кормили всех школьников на пременах. Дети организованно садились на накрытые столы быстро ели и так же оганизованно выходили. Кормили очень вкусно. Интернатские дополнительно питались в городской столовой, куда хододили три раза в день по улице. Однако каждый день мы приходили в школьную столовую после ее закрытия доедать остатки. Буфетчица раскладывала остатки, в чистые тарелки и кормила нас так же как и школьников. Думаю что остатки собирали не из грязных тарелок, а выскребали из кастрюль. Но самыми вкусными и любимыми были несколько стаканов сливок, которые она сливала из фляг. Понятно что остатки были обязательным резервом, иначе обедов могло на всех школьников не хватить. На обед надо было разлить около 400 стаканов сливок, поэтому около 10 стаканов оставалось всегда.

Мы делили остатки по братски и были очень довольны. В 1947 году я был на экскурсии в Салехарде. Мне запомнилось, что где-то нам показали громадного породистого быка, весом боьше тонны. В 1946 году меня возили на телеге в школу в поселок Воркута-Вом. По дорге иногда нам встречалось очень большое стадо совхозных коров, и мы долго ждали когда они перейдут дорогу. Все эти факты говорят, что в те далекие времена в заполярье было хорошо развито молочное животноводство. И я снова и снова задаю себе вопрос почему в России оно исчезло? Кто и зачем его уничтожил? Неужели не понятно, что мясо и молоко произвести легче чем хлеб и сахар?

Вернемся к рассказу о саженцах. Скоро ветер утих. Мы благополучно вернулись в город. Кто знает, может в городе сохранилось дерево, которое выросло из прутика, который я принес на параход весной 1952 года.

Духовой оркестр.

Я всегда был неравнодушен к музыкальным инструментам. Поэтому когда узнал, что набирают желающих в духовой оркестр, то в первых рядах побежал записываться. Моя музыкальность была столь заметна, что руководитель сразу посадил меня первой трубой, что равносильно первой скрипке в симфоническом оркестре. Второй трубой стал мой одноклассник, молчаливый отличник Олег Чикин. Мы с ним разговаривали мало, но были в добрых отношениях. Он жил в поселке Рыбкомбинат, причем на окраине в нашу сторону, поэтому совсем на далеко от меня. Среди однокласников он был мой ближайший сосед. Мы часто возвращались из школы вместе, нам было по пути. Для меня это было важно, так как в первое время мне было страшновато пересекать поселок, имеющий сомнительную репутацию. На самом большом инструменте стал играть еще один мой одноклассник Феликс Гройсман. Руководителем оркестра был учитель пения (был такой предмет) Марк Яковлевич Полонский. Он был яркой личностью. Энергичной, всегда возбужденный, немолодой еврей, хрупкого телосложения, с типи

чным южным акцентом, с седой кудрявой шевелюрой. Сам он прекрасно играл на трубе, но в нашем оркестре только дирижировал. Играл он на уроках пения, разучивая нужную мелодию. А летом он играл в составе небольшого ансамбля на городской танцплощадке. Преподавал он очень эмоционально, свои замечания и поучения выкрикивал очень громко и пафосно. « Когда он выходил со своим инструментом на авансцену, то все, и оркестр, и зал замирали. Он подносил трубу к губам и почти не прикасясь к мундштуку, начинал свою партию. И лилась волшебная мелодия!» Так он рассказывал о концерте с оркестром знаменитого трубача. У нас постоянно болели натруженные губы, но он не давал нам отдыхать, заставляя без конца репетировать. Когда на репетициях проигрывались партии отдельных инструментв, то у меня возникало подозрение, что Полонский перепутал ноты. Некоторые партии казалось не имели ничего общего с произведениями, которые мы репетировали. Но наконец репетиции остались позади. Мы исполнили подготовленные произведения на каком то праздничном концерте. И все звучало правильно и красиво. Вся школа хлопал долго. Ну как же, собственный духовой оркестр! Правда репертуар у нас был своеобразный. Думаю что Полонский играл в молодости в оркестре какого нибудь южного примоского городка. Посудите сами мы исполнили две песни. Первая песня про то, как «чайка смело пролетела над седой волной». Вторая «Марш водолазов» из кинофильма «Дочь моряка». Я занимался в окестре целый год. В основном мы репетировали. Выступали по праздниками. Мне кончно не хватало «признания публики». Полонский разрешил мне взять трубу и хранить дома. И практически делать с ней что хочу. Я начал разучивать на слух разные мелодии.

К этому времени я провел пару летних сезонов на подмосковной даче в Малаховке. Это дачное место, где тусовалась столичная золотая молодеж. Из состоятельных семей. Но я, «чукча» из заполярья, оттачивал свои копья на этих тусовках небезуспешно. Я накупил много модных пластинок, в том числе знаментые "на костях" - на рнтгеновских снимках. В том числе с модными зарубежными исполнителями и оркестрами. Я представлял себе что нужно сыграть на трубе, чтобы удивить публику. Сейчас я вспоминаю об этом с иронией, но тогда все это меня занимало и увлекало. Я как и положено прошел через все. И заграничные пластинки, и узкие брюки, и толстая кучуковая подошва – все это было. Но слава богу, все это было недолгой игрой. Мои занятия на репетициях духового оркестра, самостоятельная работа с трубой закончилась тем, что на одном из школьных вечеров мы дали концерт, шокирующий учителей. Мы изобразили инструментальное трио, в котором истошно, под Луи -622301652905Амстронга ревела труба, выстукивал синкопу по клавишам своего аккордеона Генка Бейлинсон, а Олег Белов энергично выпендривался с разукрашенной гитарой в руках, у которой были заглушены струны, так как играть Олег не умел совсем. Светильники были загорожены цветными пленками, и на полутемной сцене девчонки в марлевых воздушных костюмах исполняли акробатические этюды, перевороты, стойки, мостики. Потом мы хором спели « Под городом Горьким, где ясные зорьки…», а в самом конце исполнили знаменитый утесовский номер, заменив только одно слово. «Ну что сказать вам салехардцы на прощание, чем наградить мне вас за ваше внимание….». Директриса у нас была славная и умная женщина, покачала головой и сказала «Ну вы даете!». Похоже ей все понравилось.

Новый поселок

Я жил в поселке Мостострой, ядром которого была мостостроительная контора с большим опытом строительства в условиях севера. Отец был главным инженером этой конторы не менее десяти лет. Он строил мосты с довоенных времен и вдоль железной дороги от Воркуты до Котласа мне знакомы названия всех рек, который это дорога пересекает. Среди работников конторы было много давно знакомых людей. Некоторые вначале были заключеными, после освобождения продолжали работать в статусе вольнонаемных. В поселке жила моя родная мать Валя, которя после освобождения из лагеря вышла замуж за освободившегося из заключения Митю Чугунова. Наша нянька Лена прожила в нашей семье более пяти лет. После освобождения она вышла замуж за соседа, тоже "бывшего" и давно работающего в конторе. Они прожили в Салехарде как и многие наши соседи до 1953 года. Так получилось, что соседей и сослуживев мои родители знали много лет. Это были в основном бывшие заключеные, прожившие на севере трудную жизнь. Все эти обстоятельства накладывали отпечаток на уклад жизни и соседские отношения.

Состав вольнонаемных служащих 501-й стройки был совсем другой. После войны на север за зарботками поехали довольно состоятельные люди, так как северная зарплата с учетом всех надбавок и льгот была существенно больше материковой. Стиль жизни в салехардском новом поселке строителей отличался от нашего. В поселке почти не было бывших заключенных, а если и были, то призжие держали их от себя на расстоянии. Я никого ни в чем не укоряю, просто констатирую объектвные и вполне обьяснимые факты. Даже мне, аборигену родом из Москвы, было трудно войти в среду детей москвичей. Другой быт, другой лексикон, другие действия «по умолчанию». Была существенная разница и в практическом опыте «войны полов». Дом культуры нового поселка жил полной жизнью. В нем работали прфессионалы из Москвы. Я не помню точно фамилию и регалии художственного руководителя, но он был режисер, делал концерты с отрывками из известных советских оперет и спектаклей. В нашей школе учился в следующем классе его сын, который стал лидером следующего выпуска. Он по существу создал в школе маленький филиал отцовского Дома Культуры.

Надо отметить что от всего того что приносила 501-я стройка в культурную жизнь провинциального салехарда веяло наступившей эпохой холодной войны. С одной стороны заманчивый запретный плод – модные символы западной жизни, вспомните наш концерт. С другой активизация советского агитпропа. Ставились сугубо советские пьесы и зрители восторжено аплодировали, также дружно как и на наших музыкальных выходках. Упомяну два ударных скетча, с успехом поставленных в школое нашим «станиславским». Первый назывался «Снежок». Речь шла о талантливом негритянском мальчике, дружившим с прекрасной белой девочкой. В показанном эпизоде герои побеждают всех врагов-рассистов и вместе организуют в своей американской школе какое-то мероприятие по борьбе за мир. И девочка из девятого класса и режисер в роли черного мальчика играли просто превосходно.

Вторй скетч – политическая сатира на совещание командования союзных войск. Персонажи - известные всему миру личности. Весь сюжет бестолковое, безрезультатное препирательство за столом переговоров. Бейлинсон исполнял роль развязного американца Бредли. Сын нашей учительницы великовозрастный парень Игорь Романов изображал угрюмого англичаниа Монтгомери. Олег Белов прекрасно выглядел в гриме изяшного француза Делатра ДеТасиньи. Минут пять они мастерски несли со сцены какую-то бессмыслицу, потом нарочито мрачно раскланивались и уходили. Народ ликовал при виде таких тупых политических врагов, у которых ничего не получается..

И режисер и артисты были и в жизни продвинутыми ребятами. Они регулярно ходили по вечерам на танцы в Дом культуры. У нас в школе тоже бывали танцы. Но это были детские танцы, на которых девочки танцевали в белых фетровых валенках. В ДК были совсем другие танца. Туда шли поискать пару, имея серьезные цели. Девченки из школы на эти взрослые танцы не ходили. Я был пару раз, но приходил не танцевать, а послушать духовой оркестр. Я садился радом и целый вечер слушал. Самое интересное начиналось, когда оркестранты уходили на перерыв.

На сцене оставался баритон. Это предпоследняя перед самой большой труба, почти контробас по тембру. Оставлся и барабанщик с малым барабаном и висячей медной тарелкой. К ним присоединялся аккордионист с своим шикарным инструментом. И они полчаса непрерывно играли джазовый репертуар, получая сами огромное удовольствие. Что касается зрителей, то многие приходили только ради этого получаса. Кончно это было любительство, самодеятельность. Но все получали огромное удовольствие. Отмечу, что официально это был перерыв. У духового оркестра, который играл все два часа, был добротный репертуар, классический для того времени, который исполнялся на всех танцплощадках страны. Вальсы, танго, фокстроты, мелодии песен из кинофильмов, и популярных граммпластинок. В том числе известных зарубежных композиторов.

В городском саду играет духовой оркестр. Эх путь дорожка фронтовая. Как много девушек хороших. Синенький скромный платочек. Как ярко светит сольнце в час заката в ритме танго. Рио-рта. Мост ватерлоо. Летят перелетные птицы. Я пречисляю не то, что на самом деле играли в ДК нового поселка, а танцевальный репертуар тогдашних духовых оркетстров.

Репертуар импровизированного джаза не помню. Скорее всего ничеего особенного. Может быть все тоже, что я перечислял. Это не важно. Главное они все играли в «джазовой» манере, с попеременным солированием то ударника, то «контробаса», то аккордеона, как это должно быть в джазе. А во время солирования как могли импровизировали. Например любую мелодию можно было прервать, начать прерывисто постукивать по клавишам аккордеона, синкопировать невпопад контробасом, пропуская разные части тактов, и в это время неистово дробить палочками по всему, что попадется под руку, по самому барабану, по спинке стула, или пюпитра, заставляя временами истошно ахать медную тарелку.

Я забредал на танцы с москвичами одноклассниками, а домой возвращался со взрослыми молодыми девушками из нашего поселка. Одну я помню очень хорошо. Вера приехала к нам работать стоматологом в 1947 году, когда контора базировалась в Елецком. Полгода она жила у нас в доме пока не получила свое жилье. В поселка Мостострой женихов не было и она часто ездила с подругами развлекаться в новый поселок. С Верой мои родители много лет поддерживали связь, я в последствии тоже с ней пересекался, когда она с мужем была в гостях у родителей. Вера была высокая и видная, моим одноклассникам она нравилась, но она их справедливо считала малолетками.

К большому сожалению за три года мне не удалось не только подружиться, но просто поближе познакомится с учениками параллельного класса. В памяти осталось то, что мне хотелось со многими познакомится поближе. Я видел, что многие из них были интереснымии и приятными. Они выпускали прекрасную хорошо оформленную стенгазету. Но случилось так, что между нами образовалась незримая черта, которую трудно было переступить, как часто бывает в школах с параллелями.

Они учились в этой школе с первого класса. Она для них была своим вторым домом, в котором устоялся привычный порядок. Мы были чужаками. Мне кажется было бы для всех лучше, если бы нас премешали как в вологодском пионерлагере. Их настороженность против нашего вторжения граничила с высокомерием и порождало в нас ответную отчужденность. Очень жаль, так как их семьи входили в элиту города. Лида хоть и была из местных, но она как и мы вернулась в город недавно и тоже была чужой для параллельного класса. Очень жаль что мне не удалось подружиться с коренными салехардцами и по настоящему познакомится с городом. Мы появились чужими и такими уехали.

Культурные традиции параллельного класса были очень добротными. Я выше рассказал про наш вызывающий концерт. Наверное стоит рассказать и про выступление параллельного класса. Они к очередной вечеринке поставили спекталь «Золушка». Мне кажется, что исполнительница главной роли была из профессиональной театральной семьи. Такой качественный спектакль сами дети поставить бы не сумели. Все было настоящее. Декорации, костюмы, музыка, танцы, сценическая речь. Зал был полным. Было много гостей из города. Представление имело большой успех.Наших почему-то никого кроме меня не было. Я просидел до самого конца праздника. Сидел в одиночестве в углу и наблюдал как танцуют и веселятся наши «соперники». Ко мне никто не подошел и не подсел поговорить. Сам я стеснялся. Теперь я понимаю как я выглядел.. «Сидит Лидкин паж и молчит,. поссорились что-ли? Ну пусть сидит…»

Сейчас я думаю, почему бы мне после спектакля не подойти к очаровательной «золушке», не похвалить ее исполнение? Все же я еще был букой, очень скованным и неловким в отношении девочек. Ни имени ни фамилии «золушки» не помню. А тогда знал.

Сергей Дмитриевич Чемоданов.

Иметь способности не плохо. Но очень важно, что бы кто-то заметил в тебе эти способности. Обычно это делают школьные учителя. Хорошие учителя. Может быть у меня были всякие способности. Например, я имел склонность к пению, к литературе, к рисованию. Но учителей, который бы это заметили не было. Сейчас стало ясно, что я не плохо пишу. Однако по письменному русскому у меня всегда были тройки. Думаю, что не повезло с учителями. Хорошие учителя русского языка встречаются очень редко. Всем почему-то кажется, что стать учтелем русского языка и литературы просто. И очень часто литературу преподают неудачники, который не могут научиться преподавать другие предметы. Во втором полугодии десятого класса у нас появилась новая молодая учительница. Буквально на первом занятии она дала нам писать сочинение, и к моей радости разрешила писать на вольную тему. Я написал всего полторы страницы, чтобы больше половины времени тщательно проверять грамматические ошибки. Мне первый раз в жизни удалось написать сочинение без грамматических ошибок. Я получил первую в своей жизни пятерку по сочинению. Но это не самое главное. Половину следующего урока при разборе сочинений новая учительница в полном восторге хвалила мое сочинение за раскованность языка и полет мысли. Дело в том, что я выбрал тему "мы рождены, чтобы сказку сделать былью", и мои полстраницы были написаны в стиле молодого Горького. Никогда раньше я бы не стал так писать, потому что был изначально в числе безнадежных. Я успел за оставшееся время поправить дело и получить годовую четверку, и практически написал на пять экзаминационное сочинение. Но увы, в заглавии я написал экзам( и )национная работа... И эта единственная ошибка не дала возможность получить золотую медаль. На всю жизнь запомнил нашу милую домработнице Лену, литовку по национальности, которая к концу учебы прожужжала мне уши напоминаниями, что очень важно сдать хорошо экзам(и)ны, делая яркое ударение на этой прсловутой буква "и".

Но довольно о литературе. Есть такой предмет, называется математика. Это такой предмет, который слабый учитель преподавть не может. Прочитать учебник и пересказать механически его ученикам невозможно, все таки надо понимать, о чем идет речь, надо уметь решать задачи. Способных к математике учеников не так уж много, и хорошие учителя почти всех их обнаруживают. Я не был исключением. С 8-го класса я сидел на первой парте, а учитель математики Сергей Дмитриевич Чемоданов, устав к концу урока, откровенно рассказывал материал именно мне, так как полностью понимал его один я. Девочки прилежно все записывали, заучивали формулы, старательно рашали задачи из учебника, помогая друг другу, иногда списывая. Ребята особенно не напрягались, так как С Д был мудрый пожилой человек, не наказывал за неспособность, и двойки ставл только за откровенное лентяйство. Я все хорошо понимал и легко запоминал формулы. Поэтому мне было легко и радостно учиться, а СД отдыхал душой, имея хотя бы одного понимающего слушателя. Он был одиноким человеком, и жил более чем скромно. На выпускной экзамен по математике пришел человек, которого все заранее побаивались. У него была репутация самого знающео и строгого специалиста по математике, который может на экзамене провалить любого ученика. Пришел яркий мужчина, энергичный, бойкий с огромными рыжими усами, прямо-таки гусар. СД к его появлению отнесся крайне спокойно. Рыжеусый, как выснилось, любил сбивать спесь с сильных учеников - любимчиков своих коллег. Наверное СД за меня не волновался, В школной математике очень мало теории, главное - надо уметь рашать задачи. Я знал и учебники и задачники наизусть. Они были для меня так же прекрасны как стихи Пушкина. "Квадрат гипотенузы равен сумме квадратов катетов" звучало так же пркрасно как " У лукоморья дуб заленый..." Я легко и с большим запасом получил свою пятерку. Рыжеусый спросил куда собираюсь поступать. " На математический в МГУ". "Не знаю, не знаю, тебе будет очень сложно, советую что-нибудь по проще" - лягнул он меня на прощанье. Ну после такого я твердо решил, что поступлю в МГУ.

39370162560 Я получил диплом математика в 1957 году. Летом в Москве проходил всемирный фестиваль молодежи и студентов. Наш студенческий театральный коллектив показывал Педагогическую поэму. Я участвовал в массовках, ходил в рванье, со знанием дала пел под гитару "гоп со смыком". Много времени проводил на репетициях в клубе МГУ. Однажды за кулисами появился СД, как обычно спокойный и невозмутимый. Я разунул рот от удивления. "Как вы меня нашли?" "Я проездом в Москве. Вспомнил, что мой ученик КИМ поехал учиться в МГУ. Записался на автобусную экскурсию, в которой есть посещение МГУ. Может что-то узнаю про Кима. Но времени на осмотр дали мало. Через пол часа уже собираемся у автобуса. Тогда я спросил у первой встречной девушки, не знает ли она случайно Кима, моего ученика, который уехал пять лет назад в Москву и может быть поступил в МГУ. Она говорит знаю, пойдеме со мной, и вот привела меня сюда". Знакомая девушка Варя, которую СД остановил, когда она шла на репетицию, не может сдержеть улыбки. " Вы что пять лет ничего не знали про Клима? ". Мы были очень рады встрече, хотя толком не поговорили, времени в обрез, да и о чем говорить ? Мы в школе общались только на уроках. Алгебра, геометрия, тригонометрия. Все осталось далеко позади. Но в эти 10 минут СД сказал, что очень доволен и горд. " Я был уверен, что ты поступишь. Так оно и вышло. Теперь я за тебя спокоен."

К тем у кого Бог в душе, он справедлив. Судьба не только свела нас в маленьком заполярном городке Салехарде. Не только дала возможнось СД вложить в меня знания и душу, а мне встретится с учитетелем, определившим мой жизненный путь. Она сотоворила истинное чудо - через пять лет организовала нашу встречу на несколько минут, чтобы мы счастливо завершили историю нашего предназначения. Тем, кто не верит в чудеса, предлагаю прикинуть вероятность события, которое с нами произошло.

Заключение.

-63543561000Закончилось время, которое мне удалось выкроить для воспоминаний. Что сказать вам дорогие читатели на прощанье? Передо мной фотография Салехарда. Можно только позавидовать тем, кто построил этот новый замечательный город. Можно порадоваться за его жителей, особенно за молодых. Несколько лет назад обнаружил в контакте группу выпускников салехардских школ. Увидел много веселых энергичных лиц, современных интернетчиков, любителей пообщаться в социальных сетях.

20453351067435 Это только мне, старому человеку, кажется, что современный Салехард - чудо. Для нынешних школьников он обыкновенный современный город, каких много на земле, Они вырастут повзрослеют, может остануться, может уедут, не важно, но детство, проведенное в родном городе останется в памяти навсегда.

Я запомнил и полюбил Салехард маленьким и серым. Полюбил, за трудные пешеходные походы в школу в лютые морозы, за радость появления солнца, за моменты, когда перейти Шайтанку по льду было уже нельзя и надо делать большой крюк до моста, а после каждого похода надо отмывать сапоги от липкой глины. И за зубрежку белыми ночами перед экзаменами, и за болтанку на праходике до Лабытнангов. Нынешние школьники полюбят его за свое, за то что он по архитектуре и жизнеобеспечению не уступает, а в чем-то и превосходит многие российские города. Они точно так же как и я будут гордится своим очень важным присутствием на окраинных землях своей страны. Освоение и обживание Севера не прекращается. Как и раньше север зовет сильных и смелых, готовых работать не за страх, а за совесть. Я надеюсь что город моей юности воспитывает как и раньше крепких людей, независимо от того, что исчезли серенькие крыши и выросли стройные дома под металлочерепицей. Верю, что в школах города учится не мало ребят и девочек, которые после учебы вернутся и останутся работать в родном городе, а не потянутся во всякие там Европы. Вы спросите, а как же ты старый хрычь, уехал 60 лет назад и с концами? Я уехал в Москву, туда где я родился. Опрадываться мне нет смысла. Я и сегодня не смог найти никакой информации о том, что было в Салехарде после 1953 года, когда странным образом закрыли нашу стройку. И были ли нужны в Салехарде когда-нибудь высококлассные программисты? Я теперь старый и уже не работник. Но если сегодня молодые жители города моей юности захотят научиться по настоящему уважать свою большую страну, любить малую родину, честно жить и трудиться в своей профессии, то я всегда готов помогать им и словом, и делом.

Март 2014 года. Москва

Похожие работы:

«МБУ ДО Лежневский ЦВР Историко-познавательная игра “Галерея исторических личностей. Правители Российского государства ” Выполнила : методист Козлова О.М. Лежнево 2015 г. Конспект игры "Галерея исторических личностей. "Правители Российского государства" Форма занятия: интеллектуально-познавательная игра Участники: учащие...»

«СПОРТИВНО-ИГРОВАЯ ПРОГРАММА "ДОНА СЛАВНЫЕ СЫНЫ". 18 февраля 2016 года отделом детского творчества совместно с педагогами МБОУДО ДЮСШ проводилась спортивно-игровая программа "Дона славные сыны", проведение которой было запланировано в рамках реализации муниципальной программы Мартыновского района "Поддержка казачьих обществ" (2015-2020 гг....»

«120 лет У.Фолкнеру(1897-1962) Имя лауреата Нобелевской премии по литературе, выдающегося американского писателя Уильяма Фолкнера по праву занимает одно из первых мест в истории литерат...»

«Пояснительная записка к рабочей программе по истории Древнего мира 5 кл. Рабочая программа по истории Древнего мира составлена на основе  федерального государственного образовательного стандарта основного общего образован...»

«Автор: Апазова Сельвие Рефатовнаучитель истории и обществознания Муниципальное бюджектное общеобразовательное учреждение "Водопойненская средняя школа" муниципального образования Республики Крым Класс: 10 Внеклассное мероприятие "Сын и герой Крым...»

«"23 февраля— День защитника Отечества". Проект для средней группыПАСПОРТ ПРОЕКТА. Проблема: Отсутствие интереса к Российской армии. Обоснование проблемы: Недостаточный уровень знаний о Российской армии; формирование гендерной принадлежности; Отсутствие желания...»

«КАЛЕНДАРНО –ТЕМАТИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕ Учитель Абельдинова А.С. предмет история Казахстана учебный год 2015-2016 ГОСО, № 1080 от класс 6 кол-во часов в год 68 кол-во часов в неделю 2 Учебник № Тема урока Кол-во часов Учебная неделя Дата Выполнение ГОСО Интеграция Домашнее задание Что дол...»

«Инфлюэнца птиц, чума птиц, грипп птиц, грипп АЭто остро протекающая, высококонтагиозная вирусная болезнь домашних, диких и синантропных птиц. Она характеризуется септицемией, проявляется угнетением, отеками, по...»

«Уникальные научно-популярные лекции ведущих российских ученых представит NAUKA 0+ на фестивале "Arctic Wave" NAUKA 0+ примет участие в фестивале научных открытий "Arctic Wave", который организован компа...»

«16 декабря 2015 года Аукционный дом "Кабинетъ" проведет большой новогодний аукцион, объединивший три аукциона, посвященных старинным книгам, предметам российской истории и русской живописи и графике. На аукционе "Старинные и редкие книги" Аукционный дом "Кабинетъ" представит около 300 лотов раритетных из...»

«Классный час на тему "Сердце и дневник" (посвящается Тане Савичевой) Вступление. Тему героизма, памяти, можно назвать одной из главных воспитании человека. Поэтому в каждом классе проводим Уроки Памяти. Классный час...»








 
2018 www.info.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - интернет документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.