WWW.INFO.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Интернет документы
 

«190 лет тому назад, 27 января 1826 года, появился на свет журналист, чиновник и писатель земли русской – Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин. Послужившему начальником губернаторской канцелярии ...»

Исследовательская работа на тему

«История Мамадышского уезда в творчестве М.Е.Салтыкова-Щедрина»

190 лет тому назад, 27 января 1826 года, появился на свет журналист, чиновник и писатель земли русской – Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин.

Послужившему начальником губернаторской канцелярии в Вятке, а затем и вице-губернатором в Рязани и Твери, Михаилу Евграфовичу уже и придумывать ничего не надо было в своих очерках, повестях и сатирах. Только записывай. Он и записал, да так, что вникаешь в его афоризмы – и оторопь берёт: более полутора веков прошло, а всё в точку! И даже неизвестно: то ли писатель этот вечно современен, то ли России так пришёлся впору щедринский сюртук, что она из него никак не вырастет.

Михаилу Евграфовичу Салтыкову-Щедрину в русской литературе отведено особое место, потому что ни один писатель в своих произведениях не критикует, не высмеивает и не обличает российскую действительность так метко и беспощадно, как он.

Несмотря на то, что писал он полтора века назад, его сюжеты очень похожи на то, что происходит в России сейчас. Герои настолько точно характеризуют современный мир, что кажется: писатель просто заглянул в будущее и написал о нас. Открываешь любое его произведение - кажется, что он пишет о сегодняшнем дне. Просто даёшься диву: он сумел заглянуть в будущее или за эти столетия ничего не изменилось?

В школьной программе изучению творчества Салтыкова-Щедрина отведено, к сожалению, очень мало места. В основном это его сказки, «История одного города».

Но, читая эти произведения, невольно ловишь себя на мысли, что всё это очень современно, метко, едко, не в бровь, а в глаз. Именно это обстоятельство натолкнуло меня на мысль более подробно изучить жизнь и творчество писателя, личная жизнь которого, в сущности, кончается его юностью. Далее идут годы самоотверженного общественного служения. «Был он писатель в большей мере, чем другие писатели. У всех, кроме писательства, есть ещё личная жизнь, и более или менее мы о ней знаем. О жизни Щедрина за последние годы мы знаем лишь то, что он писал». Так отзывался о нём В.Г.Короленко.

При изучении жизни и творчества Салтыкова-Щедрина я обратила внимание на тот факт, что его жизнь была связана с нашим родным краем. После опубликования в журнале «Отечественные записки» первых же повестей под названиями «Противоречия» и «Запутанное дело» (из последней мне особенно запомнилось очень смелое по тем временам высказывание: «Россия – государство обширное, обильное и богатое – да человек-то иной глуп, мрёт себе с голоду в этом обильном государстве!») 28 апреля 1848года он был выслан в Вятку. Вскоре губернатор Вятки А.И. Середа приметил Салтыкова и приблизил его к себе. В ноябре 1848 года он назначил Салтыкова старшим чиновником особых поручений при вятском губернаторе, а с августа 1850 года – советником губернского правления. В конце 1849года губернатор поручил Салтыкову "составление по городам вятской губернии имущественных инвентарей и статистических описаний и соображений о мерах к лучшему устройству общественных и хозяйственных дел оных". Это поручение дало основу для многочисленных поездок по Вятской губернии, в ходе которых он посетил и Елабугу, граничащую с нашим Мамадышским районом.

24 августа 1850года в Елабуге разразился страшный пожар, в результате которого в городе было уничтожено почти 500 домов. Делами восстановления

Елабуги в вятской администрации руководил М.Е.Салтыков.

В вятском обществе М. Салтыков был принят не как ссыльный, а как человек хорошо обеспеченный, прекрасного происхождения и образования, притом как завидный жених для лучших вятских невест. В 1856 года он женился на семнадцатилетней Елизавете Болтиной, дочери вице-губернатора. Этот брак не был счастливым: Салтыкова раздражала недалекость супруги, ее праздное прожигание жизни и полное отсутствие интереса к литературе.

О службе его в Вятке сохранилось немного сведений, но, судя по записке о земельных беспорядках в Слободском уезде, найденной после смерти Салтыкова-Щедрина в его бумагах и подробно изложенной в «Материалах» для его биографии, он горячо принимал к сердцу свои обязанности, когда они приводили его в непосредственное соприкосновение с простым народом и давали ему возможность быть ему полезным.Все эти годы Салтыков жил в небольшом деревянном доме, хозяином которого был мастер бумажной фабрики Иоганн Христиан Раш. На усадьбе, кроме дома, сданного Салтыкову, были еще такой же дом, два флигеля и небольшая лавочка-киоск. До наших дней дожил лишь один дом. Убедившись в деловитости Салтыкова, губернатор А.И. Середа (сам большой служака) поручил ему составление годовых отчетов по губернии. Их писали по давнему шаблону. Все местные учреждения в январе присылали донесения о своей деятельности в истекшем году. В губернском правлении накапливались полуметровые кипы бумаг. Салтыков критически оценивал достоверность и полноту представленных донесений. Отмечая в них ошибки, он требовал «полной картины деятельности, а не изложения обязанностей», как это делали некоторые исправники и городничие.

Салтыков с головой втянулся в канцелярскую пучину, занимался хозяйством городов, их доходами, хлопотал о создании пожарных сараев, налаживании почтовых станций, следил за съемкой планов городов и лесных дач. Кроме хозяйственного отделения, ведал еще и газетным столом (с библиотекой при нем) и типографией. В течение года к Салтыкову поступало более 12 тысяч служебных бумаг и ежедневно отправлялось по 40-50 ответов и распоряжений. В его подчинении работало 19 чиновников, но он часто самостоятельно готовил проекты разных донесений, справок, отношений и лично редактировал все ответственные документы. «Работы такая гибель, - писал он, - что я решительно нередко теряюсь: иногда и желал бы всякое дело обработать совестливо и зрело, но так устанешь, что дело невольно из рук валится. Помощников у меня решительно нет, ибо всякий старается как бы только поскорее сбыть дело с рук».

В 1850 году Салтыков взялся за составление статистических описаний городов для «лучшего устройства общественных и хозяйственных дел», участвовал в подготовке местных выставок, в частности, сельскохозяйственной выставки 1850 года.

В уездных городах он везде видел картину «служебной ненадежности и злоупотреблений». Знакомясь со старыми планами вятских городов, отмечал, что во многих случаях земли не сдавались с торгов и не приносили дохода. В Орлове, например, городской голова много лет бесплатно пользовался целым Шапкинским островом. В Уржуме, Орлове, Елабуге, Мамадыше и других городах Салтыков знал немало чиновников, обвинявшихся в казнокрадстве, растратах и наглых поборах. Многие его просто побаивались. А взяточников он считал чуть ли не личными врагами. Салтыков позже вспоминал: «Кто испытал на деле чашу провинциального захолустного существования, тот, без сомнения, достаточно испытал на себе, какое огромное и решительное значение имеют в нём так называемые мелочи жизни».

Провинциальную жизнь в самых тёмных её сторонах, в то время легко ускользавших от взора, Салтыков-Щедрин узнал как нельзя лучше благодаря командировкам и следствиям, которые на него возлагались. Тяжёлую скуку умственного одиночества он разгонял внеслужебными занятиями: сохранились отрывки его переводов, для сестёр Болтиных он составил «Краткую историю России».

«В одном из далёких углов России есть город, который как-то особенно говорит моему сердцу. Не то чтобы он отличался великолепными зданиями, нет в нём садов семирамидиных, ни одного даже четырёхэтажного дома не встретите вы в длинном ряде улиц, да и улицы-то все немощёные; но есть что-то мирное, патриархальное во всей его физиономии, что-то успокаивающее душу в тишине, которая царствует на стогнах его», - так описывал писатель место своего пребывания. Его воспоминания и произведения дают некоторое представление о среднестатистическом уездном городе, каким был город Вятка перед реформой 1861 года.

В конце 1854 года Салтыкову поручили расследование дела о раскольниках-старообрядцах. В ходе следствия ему пришлось встретиться с казанским купцом Трофимом Тихоновичем Щедриным, подозреваемым в тайных связях со старообрядцами. Допросы вёл сам Салтыков, но «никаких обстоятельств к обличению» не нашёл. Старик держался с большим достоинством. Через год фамилия Щедрин стала постоянным псевдонимом писателя. Именно под этим именем увидели свет «Губернские очерки».

В качестве чиновника особых поручений, обследуя различные секты раскольников-староверов, Салтыков в 1855 году заехал в Мамадышский уезд Казанской губернии.

Михаил Евграфович остановился в Мамадыше. Он знал, что в уезде, в частности, в деревнях Мамыловка, Бессониха, Букени, Дигитли, Отарка и некоторых других существовали различные религиозные секты, сведения о которых хранились в Мамадышском Троицком кафедральном соборе. Известно, что Салтыков по этим вопросам обращался к уездному исправнику Иванову Павлу Афанасьевичу, которого в Мамадыше все называли «живоглотом» за его бесчинства, взяточничество и бесцеремонный грабёж населения. И в самом деле, этот «живоглот», будучи исправником, «нажил» 807 десятин лучшей пахотной земли, воздвиг каменный дом с обширной усадьбой в центре города. Кроме того, в Вятском банке он хранил 50 тысяч рублей и множество драгоценностей.

Считается, что именно Иванов и послужил для Салтыкова-Щедрина прототипом «исправника-живоглота», которого он вывел в своих «Губернских очерках». Такие вот ивановы-живоглоты и создавали атмосферу дореформенного Мамадыша. Русская центральная власть видела в своих уездных городах прежде всего полицейские участки. В одном из наказов губернатора 1834 года можно прочесть буквально следующее: «...Непрестанное и быстрое умножение населения... делает необходимым усилить в сих местах надзор и действие городских земских начальств... В каждом новом городе быть городской и земской полиции, уездному казначейству, уездному стряпчему и, если настоящие жители пожелают перейти в мещане, то для разбора дел их — ратуши с сиротским судом, буде же они останутся в крестьянском сословии, учреждение ратуши отложить до образования мещанских обществ...»

Так возникали «чингорода», в который превратился и Мамадыш. К тому же их становление можно объяснить и тем, что окрестные поместья все чаще нуждались в защите от отчаявшихся крестьян: «...нужное число воинской команды с офицерами... особо от сего нужное количество нижних чинов для полиции и пожарных команд». Таким образом, «чингород» - это всегда и «вой-город», как бы он ни именовался на географических картах. А для «слишком умных» уже тогда была построена тюрьма, здание которой ныне приспособлено под заготовочный цех филиала обувного объединения «Спартак» в городе Мамадыше.

Как видим, нелегко дышалось мамадышцам-простолюдинам. Источником существования для абсолютного большинства горожан по-прежнему оставались хлебопашество и нелёгкая работа на своих приусадебных участках.

В «Губернских очерках» город Крутогорск – собирательный образ дореформенной провинции. В нём отразились и черты нашего Мамадыша. Название города подсказано архитектурным пейзажем Вятки, расположенной на крутом берегу реки.

Разные типы чиновников – от подьячих «прошлых времен» до современных администраторов – «озорников» и «живоглотов» – главный объект сатиры Салтыкова. Взяточничество и казнокрадство, клевета и насилие, подлость и идиотизм – вот далеко не полный перечень общественных пороков, ставших неотъемлемыми качествами государственного управления. В итоге русская провинция 40-50-х годов предстает в книге не столько как понятие историко-географическое, сколько бытийно-нравственное, социально-психологическое: «О провинция! Ты растлеваешь людей, ты истребляешь всякую самодеятельность ума, охлаждаешь порывы сердца, уничтожаешь всё, даже самую способность желать!» Ярчайшим представителем провинциальной власти является Иванов-Живоглот.

Итак, каким же предстаёт исправник Живоглот в «Губернских очерках»? Позволю себе привести наиболее яркие отрывки из произведения, характеризующие истинную натуру этого народного мучителя.

«Исправник Маремьянкин мужчина вершков пятнадцати. Живоглотом он прозван по той причине, что, будучи еще в детстве и обуреваемый голодом, нередко блуждал по берегу реки и вылавливал в ней мелкую рыбёшку, которую и проглатывал живьем».

« Начальники были у меня всякие. Иной и так себя держал, что и себя не забывает, и совесть тоже знает; а другой только об себе об одном и думает, как бы, то есть, свою потребность во всем удовлетворить. Вот теперь у нас исправник Иван Демьяныч, Живоглотом прозывается, так этот, пожалуй, фальшивую бумажку подкинуть готов, только бы дело ему затеять да ограбить кого ни на есть».

«- Ну, уж штука! - говорит, - платим, кажется, и Ивану Демьянычу, платим и в стан; нет даже той собаки, которой бы платить не приходилось, - ну, и мало!»

«Пал я тут на колени, просил простить: сказывал и про участь свою горькую; однако нет. Взяли они меня и с солдатом, да на тех же лошадях и отправили к Ивану Демьянычу".

«Коварный Живоглот, воспользовавшись темнотою ночи, с толпою гнусных наёмников окружил дом мещанина Скурихина и алчным голосом требовал допустить его к обыску, под предлогом, якобы Скурихин производит торговлю мышьяком. Причём обозвал Скурихина непотребными словами; за оставление же сего дела втайне, взял с него пятьдесят рублей и удалился с наёмниками вспять».

«Оный Живоглот, описывая, по указу губернского правления, имение купца Гламидова, утаил некие драгоценные вещи, произнося при этом: «Вещи сии пригодятся ребятишкам на молочишко». При сем равномерно не преминул обозвать Гламидова непотребно…»

«Сей же Живоглот, придя в дом к отставному коллежскому регистратору Рыбушкину, в то время, когда у того были гости, усиленно требовал, для своего употребления, стакан водки и, получив в том отказ, разогнал гостей и хозяев».

«В прошлом месяце, прибыв на ярмонку в село Березино, что на Новом, сей лютый зверь избил беспричинно всех торгующих, и дотоле не положил сокрушительной десницы своей, доколе не приобрел по полтине с каждого воза…»

Обнажая провинциальную изнанку парадной «империи фасадов» Николая I, рисуя всех этих администраторов – «озорников» и «живоглотов», взяточников и казнокрадов, насильников и клеветников, нелепых и полуидиотичных губернаторов, Салтыков обличал не просто дурных и неспособных людей, одетых в вицмундиры. Своей сатирой он ставил к позорному столбу весь приказно-крепостной строй и порожденное им, по определению Герцена, «гражданское духовенство, священнодействующее в судах и полициях и сосущее кровь народа тысячами ртов, жадных и нечистых».

Таким образом, суровая семилетняя школа провинциальной жизни явилась для Салтыкова-сатирика плодотворной и действенной. Она способствовала преодолению отвлечённого, книжного отношения к жизни, она укрепила и углубила демократические симпатии писателя, его веру в русский народ и его историю. Салтыков впервые открыл для себя низовую, уездную Русь, познакомился с жизнью провинциального мелкого чиновничества, купечества, крестьянства, рабочих Приуралья, окунулся в животворную для писателя «стихию достолюбезного народного говора». Служебная практика по организации в Вятке сельскохозяйственной выставки, изучение дел о расколе в Волго-Вятском крае приобщили Салтыкова к устному народному творчеству. «Я несомненно ощущал, что в сердце моём таится невидимая, но горячая струя, которая без ведома для меня самого приобщает меня к первоначальным и вечно бьющим источникам народной жизни»,- вспоминал писатель о вятских впечатлениях.

Семь с половиной лет опальной жизни оказались нелегким испытанием для юного Салтыкова. Но из Вятки он вынес огромный запас впечатлений от той глубинной русской жизни, которую нельзя было узнать в столичных кружках интеллигентной молодёжи. Он вывез из Вятки и из своих служебных поездок по просторам семи губерний и жар негодования к бесправию, бедности и темноте всего социально-низового российского бытия. Свои наблюдения и чувства Салтыков, «всемилостивейше помилованный» после смерти Николая I новым царем, сразу же по возвращении в Петербург в самом начале 1856 года стал претворять в художественные образы «Губернских очерков».

   Русская жизнь последних лет крепостного строя отразилась в первой книге Щедрина с небывалой ещё в литературе широтой охвата - от приёмной губернатора до крестьянской избы, от помещичьей усадьбы до раскольничьего скита и тюремного острога, - и отразилась резко контрастно: обличительно к миру административно-чиновничьему и помещичье-господскому; с любовью и надеждой к миру народному, крестьянскому.   «Губернскими очерками», которые Н.Г.Чернышевский назвал «прекрасным литературным явлением» и отнес к числу «исторических фактов русской жизни», Щедрин начал свою хронику русской общественной жизни. «Историк современности», «летописец минуты», по собственным определениям, он вёл отныне эту беспримерную «хронику» до конца своих дней. Весь громадный социально-психологический процесс русской истории XIX века воссоздан Щедриным во всей его широте и глубине, шаг за шагом, этап за этапом. Материалами для этой критической панорамы, создававшейся по горячим следам текущих дней и событий, во многом снабдила Салтыкова-Щедрина его многолетняя служба в провинции в уже названной Вятке (1848 - 1855), а затем в Рязани и Твери в должности вице-губернатора (1858 - 1862) и, наконец, в Туле, Пензе и еще раз в Рязани, в должности управляющего местными Казенными палатами (1865 - 1868). По оценкам Н.А.Некрасова, И.С.Тургенева, Л.Н.Толстого и многих других, никто из писателей того времени не знал так глубоко русскую провинциальную и народную жизнь, как знал ее Щедрин.

В нашем районном центре Мамадыше есть краеведческий музей. Он расположен в бывшем  доме купца  Захарова, торговца хлебом.  Музей открылся в 1981 году. Основателем музея была бывшая учительница, ветеран Великой Отечественной войны  Е.М. Андронова. Богатейшее собрание интересных материалов отражает историю, культуру и традиции народа Мамадышского района. Достойное место среди музейных экспонатов занимают документы, рассказывающие о пребывании в нашем городе известных людей. Среди них и М.Е.Салтыков-Щедрин. К его юбилею работники музея подготовили очень интересную читательскую конференцию. Участники конференции ещё раз с благодарностью вспомнили этого замечательного сатирика, творчество которого не потеряло своего значения и сегодня.

Использованная литература.

1. М.Е.Салтыков-Щедрин. «Губернские очерки».

2. Короленко В. Г. Собр. соч., т. 8. М., 1955, с. 284. 

3. А. И. Герцен. Собр. соч. в тридцати томах, т. VIII, М, изд. АН СССР, 1956, ("Былое и думы")].4. Чернышевский Н. Г. Эстетика и литературная критика. М.-Л., 1951, с. 416. 

5. М. Е. Салтыков-Щедрин в русской критике. М., 1959,

6. Иванов-Разумник: М. Е. Салтыков-Щедрин. Жизнь и творчество. 

Похожие работы:

«УТВЕРЖДЕНО решением Правления Ассоциации саморегулируемой организации "Дальневосточное объединение строителей" Протокол № 14 от "01" июня 2017 г. Принято с изменениями решением Правления Ассоциации саморегулируемой организации "Дальневосточное объединение строителей" Протокол № 21 от 20.07.2017 г.ПОЛОЖЕНИЕ...»

«Пояснительная запискаДанная учебная программа ориентирована на учащихся 8 класса и реализуется на основе следующих документов: Федерального закона "Закон об образовании в Российской Федерации" от 29.12.2012 года № 273-ФЗ. Федерального компонента государственного образовательного стандарта (2004 года), примерной образо...»

«Муниципальное общеобразовательное учреждение "Васькинская основная общеобразовательная школа"СОГЛАСОВАНО на методическом объединении учителей (Протокол № 1 от 30.08.2013 г.) УТВЕРЖДАЮ Директор МОУ Васькинская ООШ"_Н.В.Порядина(Приказ № 58 от 31. 08.2013 г.)КАЛЕНДАРНО-ТЕМАТИЧЕСКОЕ ПЛАНИРОВАНИЕП...»

«Открытое внеклассное мероприятие по английскому языку Tea PartyЦели:• Учебно-познавательная цель – Расширение кругозора учащихся через знакомство с историей происхождения чая и особенностями употребления чая в Англии и России и чайным этикетом. Совершенствование навыков аудиро...»

«Шульц Д.П., Шульц С.Э. История современной психологии / Пер. с англ. А.В. Говорунов, В.И. Кузин, Л.Л. Царук / Под ред. А.Д. Наследова. – СПб.: Изд-во "Евразия", 2002. – 532с., ил. Индивидуальные различия: Френсис Гальтон (1822-1911) Френсіс Гальтон (Galton) (16.2.1822, Бірмінгем – 1911, Лондо...»

«Автор материалов: Кушнарь Евгения Генриховна учитель истории и обществознания высшая категория педстаж 34 года МОАУ гимназия № 1 г. Благовещенск Амурская область Урок-игра по истории России. 7 класс. Цель урока: обобщить и оценить знания учащихся по истории раз...»

«Урок английского языка Russia, My Homeland (Россия моя Родина) В наше время, когда все шире развиваются связи между разными странами и народами, знакомство с русской культурой, историей и ее традициями становится необходимым элементом процесса обучения иностранному языку. Проект ур...»

«Муниципальное автономное общеобразовательное учреждение дополнительного образования детей "Детская школа искусств города Ялуторовска" Знатоки искусства (повторительно-обобщающий урок в форме игры) Федорова Елена Леонидовна, Преподаватель истории искусств 2016 г. Тема: Знатоки искусства. Цель: обобщить и систематизировать зн...»

«Календарно-тематическое планирование по всеобщей истории (7 класс) Учебник "Всеобщая история" Авторы: А.В. Ревякин Москва, "Просвещение", 2012г. 28 часа (2 час в неделю) На 2013-2014 учебный год Учитель Костина...»

















 
2018 www.info.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - интернет документы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.